Стиль 2001 года

Михаил Филиппов
Надежда Бронзова

После окончания Ленинградской академии художеств (сегодня — Институт живописи, скульптуры и архитектуры имени И.Е.Репина — прим. ред.) я попал в круг «бумажных архитекторов» — это была группа молодых студентов и выпускников Московского архитектурного института, которых объединял интерес к участию в концептуальных конкурсах. В 1984 году журнал Japan Architect (JA) объявил международный конкурс идей «Стиль 2001 года» (A Style for the Year 2001), спонсорами которого выступили японские компании A+U Publishing и Shinkenchiku-Sha. Участникам предлагалось пофантазировать о том, какой могла бы быть архитектура будущего, впрочем, не столь уж и отдаленного. От самих работ, как впоследствии выяснилось, организаторы ожидали не столько оригинальных архитектурных решений, сколько литературно-философского содержания и художественно-графического мастерства.

В упомянутом конкурсе участвовали крупнейшие представители мировой архитектуры, среди них — Ренцо Пьяно, Кисё Курокава, Чарльз Мур, Паоло Портогези и др. Новость о проведении конкурса вызвала живейший отклик у нашей — советской — молодежи, которая не имела недостатка ни в образовании, ни в таланте, но вместе с тем была лишена возможности творческого самовыражения — этому препятствовала без преувеличения ужасающая практика типового строительства, сложившаяся в стране. Мы с Надей Бронзовой подали работу и выиграли первую премию.

Одним из трех членов жюри конкурса JA был известный итальянский архитектор-постмодернист Альдо Росси, который высоко отозвался о нашей работе, похвалив как саму идею, так и искусность ее подачи. В своем комментарии к конкурсу он охарактеризовал наш проект как «неавторский», т. е. выражающий общее вкусовое ощущение конца XX века и превозносящий то, что больше всего ценят обычные люди — это весь комплекс старой архитектуры, исключая классику модернизма. Действительно, посыл нашего проекта был именно таким: впервые за всю историю человечества мы живем в эпоху, когда архитектура, строящаяся здесь и сейчас, не внушает любви современникам — люди не принимают ее как свою. Мы можем любить свои спальные районы за чистый воздух, обилие зелени, качественное благоустройство, но только не за архитектуру. За архитектурой мы едем, например, в Петербург, Венецию, Париж и т.п. места, где можно получить эстетическое удовольствие от городской среды.

Работа, выполненная нами для конкурса «Стиль 2001 года», представляет собой акварельный триптих. Если говорить о ее сути, то это не только критика т. н. современной архитектуры, но и попытка нового прочтения классики с использованием формальных приемов и пространственных решений, являющихся завоеваниями XX века. Наш проект — это, по большому счету, руководство по тому, как развивать современные архитектурные типологии, опираясь на опыт классического искусства.

Первая часть триптиха включает три акварели. Одна иллюстрирует ситуацию, типичную для советского спального района середины 1980-х. Следующая изображает тот же район, но уже двадцать лет спустя: среди панельных зданий возникает образование, напоминающее монастырь, где представлены исторические стили московской архитектуры в том сочетании, в котором они существуют в столичном центре как градостроительный феномен.

М. Филиппов. Вид квартала до реконструкции. | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Вид квартала до реконструкции. | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Первый этап реконструкции квартала. | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Первый этап реконструкции квартала. | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Завершение реконструкции квартала. | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Завершение реконструкции квартала. | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.

Рядом приведена графическая диаграмма, наглядно демонстрирующая приемы компоновки разных по стилю элементов — здесь показано, как собрать в единую композицию церковь XVII века, колокольню эпохи классицизма, особняк и ротонду XIX века и т. д. При этом важно понимать, что это не эклектика, а стилизация. На третьей акварели можно увидеть этот же район, но в более отдаленном будущем, когда панельные здания будут снесены, поскольку срок их эксплуатации истечет, и их место займет застройка в историческом стиле.

Вторая часть триптиха — это проект гостиницы «Италия» в Петербурге, пример того, как новая архитектурная типология может сочетаться с традиционным интерьерным и фасадным оформлением. Одним из новшеств середины 1980-х было появление зданий типа Hyatt — резиденций или отелей с огромными крытыми атриумами, опоясанными галереями. Этот образ мы и взяли за основу.

М. Филиппов. Отель «Италия» в Петербурге. Общий вид | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Отель «Италия» в Петербурге. Общий вид | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Отель «Италия» в Петербурге. Разрез | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Отель «Италия» в Петербурге. Разрез | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.

Одна из акварелей, составляющих описываемую часть триптиха, показывает крытый атриум нашей гостиницы, где собраны своего рода парафразы архетипических итальянских зданий: внимательный человек разглядит здесь и флорентийское Палаццо Строцци, и палладианскую Лоджию дель Капитанио, и аркаду в духе Филиппо Брунеллески. При этом уличные фасады гостиничного комплекса имитируют неоклассическую застройку, характерную для Петербурга, архитектура которой отсылает к итальянским архетипам. Так, в начале XX века трехэтажная Лоджия дель Капитанио нередко бралась за образец при проектировании пятии шестиэтажных зданий в Москве и Петербурге в большом ордере.

Третья часть триптиха — это проект клуба. Клуб — весьма характерная для советской архитектуры типология, сейчас уже, в общем, умершая. Разделение функций клуба — кружковой, зрелищной, административной и т. п. — проявлено на фасадах с помощью различных стилистических приемов. Я называю это стилистическим функционализмом. Но это только одна из двух акварелей. Другая акварель изображает античные руины в окружении пейзажа, напоминающего Восточный Крым, и как бы указывает на то, что руина тоже может быть темой архитектурного творчества. И действительно: эта тема впоследствии очень меня увлекла и легла в основу множества моих проектов.

Михаил Филиппов

М. Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия | Клуб | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.
М. Филиппов. Проект для конкурса «Стиль 2001 года», организованного журналом JA (Токио). 1-я премия | Клуб | 1984 | бумага, акварель. Предоставлена автором.

Иллюстрации и текст: Михаил Филиппов