Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

Москва - открытая система

«МиР»: Валерий Яковлевич, на одной из недавних конференций вы заявили: «Страна у нас, казалось бы, развитая, но с точки зрения градостроительства, его исполнения мы только с дерева слезли. Вот мы часто киваем в сторону развитых стран. Так они сотни лет живут по градостроительному законодательству, а мы его только создаем. Не успели еще чернила просохнуть, а уже вносим огромное количество поправок, дополнений и изменений». Так что же происходит сегодня в сфере законодательства по градостроительству?

– На Брестской, в НИиПИ Генплана есть постоянно действующая выставка, где представлен макет Москвы. В начале 1990-х на эту выставку пришел Сергей Станкевич – заместитель тогдашнего мэра Москвы Гавриила Попова. Стоя у макета, он сказал с неудовольствием: «А вот у моего дома роют какую-то яму, там какой-то гараж собираются строить. Как это отражено в Генплане?». Я ответил ему на это: «Извините, но ямы мы не планируем. Мы – разрабатываем Генплан». Я к чему это говорю? Власти меняются, происходят всякого рода революции, а Генплан, как документ, – вечен. И в этом наше преимущество. Был и царский генплан, и советский, и сейчас мы утверждаем актуализированный Генплан до 2025 года. Разумеется, Генплан претерпевает изменения. В 2004 году был принят Градостроительнй кодекс России. В прошлом году вступил в силу Градостроительный кодекс города Москвы. Естественно, что и Генплан Москвы строится под эти документы. Кстати, в советские времена только у Советского Союза и Монголии из всех членов ООН не было своего законодательства по градостроительству, потому что оно не нужно было. Законодательство необходимо, когда нужно регулировать отношения между участниками градостроительной деятельности – заказчиками, подрядчиками, собственниками, предпринимателями, инвесторами и т.д. А в СССР был один участник – государство, поэтому никакой необходимости в таком законодательстве не было. А сейчас, наоборот, без градостроительного законодательства жить нельзя.

Сегодня действует такое понятие как градостроительная документация. Основной градостроительной документацией для Москвы и Санкт-Петербурга является Генплан, а для Московской области – Схема территориального планирования.

Сегодня разрабатывается документация по градостроительному зонированию, выделяются жилые, производственные, общественные и природные территории. В соответствии с этой документацией в Москве выделяются территориальные зоны и подзоны, осуществляется определение границ этих территорий и установление градостроительных регламентов. Все это предусмотрено в целях комплексного устойчивого социально-экономического развития Москвы. таких зон развития очерчено в Генплане несколько: зона развития исторического центра, зоны реорганизации производственных территорий, зоны реорганизации общественных центров. Смысл заключается в том, что срединное кольцо Москвы вокруг малого кольца Московской кольцевой железной дороги, примерно по границам ЦАО, – это основная зона реорганизации. Мы должны создать дополнительные рабочие места, офисные и деловые центры, чтобы разгрузить центр, потому что в центре столицы сегодня расположено 35% всех рабочих мест Москвы. Из-за этого возникают проблемы транспорта, которые без градостроительных действий никогда не решить.

Новый Генплан будет связан с переходом на новые правила землепользования и застройки. Сейчас нормативная база такая, что она разрешает строить там, где хочешь и сколько хочешь – только получи соответствующее согласование. В 2010 году вся Россия должна перейти на новые правила землепользования и застройки, и без них не будут разрешать строительство. Вопрос заключается в том, насколько мы созрели для таких правил. Уже многие города имеют правила землепользования и застройки, и у нас они рождаются.

Когда будут готовы правила землепользования и застройки, это будет огромным облегчением для пользователя. Правда, огромная часть чиновничьего аппарата может остаться без работы. Потому что на определенной территории правилами должны быть определенны назначение, плотность застройки, высота и т.д. То есть то, что входит в понятие «регламент». В нем должно быть записано разрешенное использование земельного участка. Например, здесь разрешено развивать только природу, стало быть, нельзя открывать производство. А здесь – наоборот, только производство и не надо планировать жилье. Задача схемы реорганизации производственной территории: выделить, где будет жилье, где – производство, где – природный комплекс, и тогда для каждой такой выделенной территориальной площадки будет разрабатываться своя документация по планировке территории.

Открывать производства будет разрешено в 209 промышленных зонах. За счет этого мы хотим сохранить научно-производственный потенциал столицы. Таким образом мы можем выполнять волю высшего руководства страны, которое поворачивает Россию на инновационный путь развития, на создание территорий инноваций. Но мы занялись этим раньше, и уже четыре года занимаемся этим.

«МиР»: «А что будет со строительством жилья?

– Проблем в этой сфере очень много. Безусловно, Правительство Москвы принимает все меры, чтобы решить их. Приведу статистику: в 1992–2005 годы строили 15–20 млн кв. м жилья. До 2010 года хотели построить 34 млн кв. м жилья, но при таких масштабах жилищного строительства число очередников все росло и росло. Спрашивается: для кого строили жилье? Принятие программных мер в 2004–2005 годы Правительством Москвы позволило заметно улучшить ситуацию, сократить количество очередников. И не потому, что очередники вымерли, а потому, что удалось навести порядок. Поощрили, например, тех москвичей, которые 20 лет стояли в очереди на жилье. Безусловно, надо и дальше строить жилье.

Однако, на мой взгляд, жилищная проблема имеет несколько аспектов и не учитывать их нельзя. Первый аспект: кто сказал, что все москвичи должны быть собственниками жилья? Вообще имеется ли в мире такая практика? У нас приватизация бесплатная и все скопом начали приватизировать жилье. Но завтра государство повысит налоги в три-четыре раза, и что будут делать эти собственники? Сегодня дети часто живут раздельно с родителями. Представьте молодого человека, который через 15–20 лет станет владельцем двух-трех квартир своих родителей, бабушек, дедушек. Что он будет с ними делать, если вдруг возрастут налоги?

Или взять такой аспект: разница между самыми богатыми и самыми бедными в Москве оценивается более чем в 40 раз. Такой разницы нет ни в одной столице мира! Богатый может купить квартиру запросто, а бедному сто лет нужно, чтобы накопить на квартиру. Расслоение приводит к тому, что один не может купить квартиру, а у другого – три-четыре квартиры, и он не всегда разумно ими распоряжается.

Интересно, что число квартир в столице практически совпадает с числом семей, проживающих в городе: 3,7 млн квартир приходится на 3,8 млн семей. Разница не так уж велика, ее можно восполнить за несколько лет. Однако если учесть, что одной семье может принадлежать и три, и четыре жилплощади, сразу становится ясно, откуда берутся люди, отчаянно ищущие хотя бы угол в коммуналке. А их, по подсчетам, около 170 тыс. семей. И это только официально зарегистрированных.

При этом некоторые квартиры вообще пропадают зря – стоят пустыми из-за того, что состоятельные владельцы предпочитают придержать их, как акции, до конца тряски на рынке. Мол, переждем кризис и стагнацию – авось цены и поднимутся. Вот тогда и будем продавать. На Западе, например, такой фокус не проходит: если жилье долго пустует, оно облагается дополнительными налогами. Поэтому в той же Америке второе жилье есть только у 2% граждан. У нас же такая налоговая схема не продумана. Поэтому вопрос собственности на недвижимость в стратегическом плане ни в стране, ни в Москве не отработан. Усилия должны быть направлены на то, чтобы найти разумные пути решения.

Эта проблема должна решаться путем установления дифференцированных налогов на недвижимость. Чем больше у тебя квартир, тем больше ты платишь налогов – такова должна быть налоговая политика.

Или такой аспект, как социальное жилье. В городе система социального жилья развита очень слабо, эта проблема в столице только начинает решаться. Должна развиваться аренда жилья. Я считаю, что социальное жилье должно находиться в собственности города, оно не должно продаваться в частные руки, приватизироваться. Предположим, молодая семья арендует это жилье, а затем, как только укрепится ее материальное положение, она покупает квартиру, а социальное жилье освобождает. Совсем необязательно, чтобы все были собственниками жилья. При этом необходимо учитывать и масштабы строительства.

Да, будущие поколения должны жить хорошо, но ведь и сегодня люди тоже должны жить хорошо. В некоторых странах, например в Португалии, в Лиссабоне есть закон о том, что под строительством в городе должно находиться не более 10% территории, а в Москве все 10 млн. москвичей живут на стройке. Надо искать решение, как и новое жилье создавать, и не ухудшать условия жизни населения.

"МиР": Сегодня существует острейший вопрос: где брать резервы территорий для строительства жилья? Не пора ли объединиться с Московской областью?

- Может быть, и объединяться, хотя я так рьяно не утверждаю. Я говорю лишь о том, что необходимо совместно разрабатывать перспективы развития. А то Москва разработала свой Генплан, Московская область - свою Схему развития.

Заметим, что в соответствии с законодательством каждый субъект Федерации создает проект в своих границах. Утверждаемые внешние связи в этих документах отсутствуют. Для непосвященных сама картинка выглядит, по меньшей мере, странно: Схема области напоминает бублик, посередине которого - естественно - дырка. Так вот, эта "дырка" и есть столица. Таких планов, кстати, шесть, но название "Москва" значится лишь на одном - там, где представлена схема канализации: область пользуется услугами московской системы. Единственный раз упомянут наш город и в уставе области, и то лишь - в таком контексте: "Администрация Московской области находится в Москве".

Справедливости ради, скажем, что в столичном уставе и Генплане вопросам взаимодействия двух регионов посвящены целые разделы. Ясно ведь: не может мегаполис развиваться без учета преобразования прилежащих земель. Это отнюдь не покушение на суверенитет области, а совместная с ней работа. Есть же понятие Большой Лондон, Большой Париж. А вот Большой

Москвы нет. К сожалению. И до настоящего времени никаких договоренностей о совместной разработке генеральных планов не достигнуто. Беда в том, что нет какой-либо объединяющей идеи. Мы не имеем права что-то планировать на территории другого субъекта Федерации, каким является Московская область. Но на самом деле для прогноза будущего нельзя Москву рассматривать в самой себе. И Москву, и Московскую область надо воспринимать как единую агломерацию, как единый Московский столичный регион. Единый подход нужен при решении практически всех существующих проблем. Например, при строительстве автомобильных дорог сегодня из-за отсутствия такого системного подхода возникает несоответствие числа автомобильных полос движения. В Москве человек ехал по восьмиполосной дороге, и вдруг на границе Москвы с областью он переезжает на четырехполосную. Из-за этого возникают заторы. Повторяю: нужен единый поход.

"МиР": Но ведь все это понимают! В чем же дело?

- Объяснить это непросто: здесь огромное количество системных нормативных административно-хозяйственных, финансово-экономических и научно-технических вопросов. И главное - в механизме взаимодействия и делегирования полномочий субъектов управления разного уровня.

Возьмем такую сферу, как электроснабжение. Проблемы московской энергетики решаются не в Москве! 1/1 даже не в области! Московскую энергетику подпитывают Калининская, Костромская, Белозерская электростанции, и все они работают в единой системе. Москва не может сама решить проблемы подачи электроэнергии. Так же как и проблемы подачи газа. Проблемы газоснабжения решаются в Туле, Муроме и еще во многих местах. 1/1 такая картина по всем вопросам, какой бы мы не взяли. Есть вопросы, которые Москва никогда не решит самостоятельно. Все проблемы надо решать совместно с областью, другими субъектами Федерации, органами федерального уровня, монополистами и др. И решать надо комплексно.

Вот мы создаем сегодня новые районы. Планируем, к примеру, застроить Люберецкие поля аэрации. Всего там намечается построить 5 млн кв. м жилья, из которых 1,5 млн застроит Москва, и 3,5 млн - область. А где будут работать жители? Где будут созданы новые рабочие места? Нельзя забывать, что сегодня почти все жители, скажем, города Люберцы едут на работу в Москву. В новых городах-спутниках будут десятки и сотни тысяч жителей, а работать им будет негде. Нет сомнения, что работать они поедут в Москву. А на чем они поедут? На эти вопросы тоже надо иметь ответ.

Какой же из всего можно сделать вывод? Москва создала крупномасштабный рынок жилья. Но ресурсы города не бесконечны. Пора от домостроительства переходить к градостроительству. Когда мы говорим о развитии города, надо понять, что построить жилой дом - это не конечная цель города. Горожанин должен где-то работать, должен отдыхать, должен иметь возможность куда-то поехать.

Москва как субъект Федерации не смогла отстоять свой Лесопарковый защитный пояс (ЛПЗП), который область своим решением ликвидировала незаконно, потому что Генплан Москвы 1971 года с его Лесопарковым защитным поясом утверждался на высших уровнях государства, и надо было отменять их на уровне государства, а этого никто не сделал. Никакого документа по этому поводу нет, лесопарковый пояс просто исчез. Растаял! Теперь это обычная территория области. И даже не совсем обычная, а территория интенсивной застройки. Лишившись "легких" города, мы теперь спешно пытаемся расставить клумбы на Тверской, решаем программу озеленения путем "резервирования природного комплекса" на территориях действующих предприятий и участках, на которых необходимо размещать объекты городской инфраструктуры. При этом продолжаем политику крупномасштабного жилищного строительства на территории города.

На мой взгляд, нет необходимости напихивать Москву жильем прежними темпами. Нужно строить там, где действительно жилья не хватает. В действующем Генплане было намечено иметь 245 млн кв. м жилья. В проекте Актуализированного Генплана жилищный фонд увеличен до 285 млн кв. м. В то же время в проекте Стратегии развития Москвы на территории города рекомендуется 260 млн кв. м, а остальное в области. Мы должны решить: сколько все-таки в Москве должно быть построено жилья? С учетом того, что в области идет огромное строительство, и уже многие строительные организации Москвы перенесли свои мысли и действия в область. Сегодня 30% москвичей имеют "второе жилье" за пределами Москвы, на территории области. И тенденция развития жилья для москвичей на территории области продолжается.

Вывод: перспективы развития Москвы и Московской области необходимо рассматривать в едином комплексе. И жители Москвы, и жители области должны иметь комфортную жилую среду, высокодоходные и разнообразные рабочие места, доступную инфраструктуру и условия досуга. Это должно быть главной философией Генплана. И к этому мы стремимся.

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей