Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

Асадов Александр возглавил мастерскую Института

В Институте Генплана образовано новое подразделение: «Мастерская архитектурно-градостроительного проектирования», его возглавил Асадов Александр Рафаилович

Александр Асадов рассказал, какие задачи стоят перед его командой, какими тремя качествами должен обладать настоящий архитектор, какие книги помогали и помогают постичь профессию, и какой город он считает идеальным. 

Асадов Александр Рафаилович

Руководитель «Мастерской архитектурно-градостроительного проектирования»

Выдающийся архитектор, действительный член Международной академии архитектуры, Российской академии архитектуры и строительных наук, советник Российской академии архитектуры и строительных наук.

Мастерская разрабатывает архитектурно-градостроительные концепции, предварительныеархитектурно-планировочные и объемно-пространственные проектные предложения, а также укрупненную проработку отдельных ключевых градостроительных узлов. В новом подразделении работают архитекторы из ведущих профильных ВУЗов страны: МАРХИ, ГУЗ, МГСУ, НИУ ВШЭ, ИАиС ВолГТУ.  

– Александр Рафаилович, добро пожаловать в команду Института Генплана! Вы возглавили новое подразделение — «Мастерскую архитектурно-градостроительного проектирования». Расскажите, какие задачи стоят перед вами? Какие проекты вы курируете?

Я принимаю участие в работе молодой команды, целью которой является интегрирование объемных решений в градостроительстве, начиная со стадии анализа территории и формирования генерального плана. Чем раньше «объемщики» включаются в работу «планировщиков», чем теснее будет организована их совместная работа, тем лучше результат. Несмотря на молодость, команда хорошо подготовлена, и с ней очень приятно работать.

Большое внимание коллективу уделяет главный архитектор Института Лутц Виталий Рудольфович. Совместные «мозговые штурмы» помогают развязывать сложные проблемы. А их, надо сказать, немало и в пилотных кварталах реновации и в ключевых участках территории А101, в Новой Москве.

– В одном из интервью вы сказали, что решили стать архитектором, учась в 10 классе. Были ли моменты, когда сомневались в правильности выбранной профессии?

Таких моментов не было, Бог миловал. Прежде всего, благодаря постоянной поддержке и взаимопониманию в семье. У нас все —архитекторы. Спасает и чувство юмора. В тяжелые моменты выручает наша поговорка: «Работа у нас — любимая, а за удовольствие надо платить». 

– Три главных качества, которыми должен обладать архитектор?

Первое — это любовь к профессии. Любить профессию становится с каждым годом все труднее. На глазах меняется отношение к нашей профессии и со стороны заказчиков и со стороны архитектурного цеха. За проектную работу не принято платить, архитектора не принято уважать, к коллегам по архитектурному цеху не принято относиться порядочно. Деньги оттеснили если не все, то многое. Сохранять себя в этой обстановке крайне тяжело. В сложных ситуациях меня подбадривает мысль, что у архитектуры два начала — небесное и земное. Идеальный проект в небесах и его земное воплощение. Следовательно, ты —посредник между небом и землей, это твое предназначение.

Терпение также немаловажное качество. Редко, когда удачные решения приходят сразу. Порой тратится много времени и сил на его поиск. Не меньше терпения и сил приходится тратить на работу с заказчиком, чтобы он стал твоим единомышленником нужно уметь его слушать, и в итоге достичь взаимоприемлемого варианта. Здание долго проектируется, согласовывается, строится. Важно не перегореть, не потерять к нему интерес. Порой идеи вынашиваются десятилетиями, пока их удается реализовать. К генеральным планам и работе с территорий это относится в большей степени.

И третье — чувство юмора. Незаменимый инструмент для разрядки обстановки, в том числе на совещаниях любого уровня. Это то, что нас выручает в тяжелых жизненных ситуациях. У настоящего архитектора не может отсутствовать чувство юмора. Этот компонент необходим для создания творческой обстановки в коллективе. Недаром в свое время был так популярен ансамбль«Кохинор и Рейсшинка».

– Посоветуйте книгу, которую стоит прочитать каждому архитектору?

Если качеств архитектора мы рассматриваем три, то и книгу хотелось бы посоветовать не одну.Работы  архитектора — это, прежде всего работа с людьми. Поэтому первая книга, которая произвела на меня глубокое впечатление еще в 70-х годах — это труды Дейла Карнеги: «Как перестать беспокоиться и начать жить» и «Как завоевать друзей и оказываться влияние на людей». Размноженные на ксероксе, во многих местах подчеркнутые, они на много лет стали нашими спутниками. Мысли и примеры очевидные сейчас, в то время являлись полной противоположностью Советскому воспитанию, переворачивали сознание. Впрочем, как хорошая литература они актуальны и сегодня.

Архитектура — взрослая профессия, чем дольше работаешь, тем больше погружаешься в главные вопросы жизни и смерти, пытаешься постичь их мудрость. Поэтому в зрелом возрасте я бы рекомендовал «Нравственные письма к Луцилию» Сенеки.

Ну а в настоящее время меня сопровождает недавно выпущенная книга Глеба Смирнова «Палладио. Семь философских путешествий». Где, казалось бы, канонизированный Палладиопредстает абсолютным авангардистом, легко играющим в игру — «классическая архитектура», а порой и смешивающим карты, заглядывающий в далекое будущее, задающий множество загадок, которые только сейчас начинают разгадывать автор, прямо на глазах. Правда для этого автор, обладающий незаурядной эрудицией легко ориентируется в обстановке и времени, когда создавались эти шедевры. Объясняя их через призму экономики, морали, политики, искусства, интриги, донося буквально дыхание времени и людей современников Андреа Палладио. 

– Что для вас «идеальный город»?

Это город моего детства — Винница, город — без пригородов. Уютный, компактный, очень европейский центр – непосредственно граничащий с нетронутой природой. Река пронизывала городские кварталы, в ней можно было купаться прямо в городской черте. Лес переходил в центральный городской парк, усадьбу Н.И. Пирогова, Ботанический сад.

Разные районы города соединяли бульвары. Город был настолько безопасным, что уже в старшую группу детского сада я ходил самостоятельно, пересекая несколько центральных улиц. В пешеходной доступности, без сопровождения взрослых я посещал школу, музыкальную школу, секцию по фехтованию, воскресные лекции в центральном лектории. В соседнем доме находилась художественная школа и дом пионеров. 

Летом — купание в реке, Южный Буг, на берегу которой стоял наш четырехэтажный дом, зимой —лыжня, начинающаяся во дворе и каток в Центральном парке. В пешеходной доступности три кинотеатра, драматический театр, Центральный дом офицеров и органный зал в старом соборе. Больница, в которой работала мама, находилась в нашем же квартале. Папа работал далеко, поэтому за ним приезжала служебная машина и везла его на работу от 10 до 15 минут. Она же привозила его домой на обед.

После окончания школы можно было продолжить обучение в Политехническом институте с его многочисленными факультетами, Медицинском институте, Институте торговли. Это далеко не полный перечень того, что было в городе Винница с населением 250 тысяч человек. Такой город я считаю идеальным.

Беседовала: Светлана Мельникова

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГАУ «Институт Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей