Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

В Институте Генплана прошла лекция по вопросу безбарьерной среды

Тема инвалидов, или представителей маломобильных групп населения, или людей, испытывающих ограничения жизнедеятельности, – о том, какой из этих терминов вернее и почему, расскажем чуть позже – сложна не просто сама по себе, но в том числе и с точки зрения ее усваиваемости обществом.

Что это означает? Во-первых, подавляющее большинство людей уверены в том, что они все об этом знают, стало быть, нет нужды, как им кажется, вникать в вышеозначенную проблему. Во-вторых, вникать в данном случае означает – ставить себя на место инвалидов, что неприятно и страшно. В-третьих, эта тема взывает к институту совести, к чувствам сопереживания и справедливости, ставя человека перед необходимостью эмоциональной реакции, а люди в таких ситуациях, как правило, ощущают себя крайне неуютно – реагировать не хочется, потому что своих забот хватает, но надо. Самое распространенное следствие подобного внутреннего конфликта – смущение. Вспомните, как вы торопитесь переключить канал, как только там начинают показывать голодающих африканских детей, или ускоряете шаг, проходя мимо просящей милостыню старушки в переходе. Здесь то же самое. И тем ценнее эксперты, готовые разжевывать вопросы, связанные с инвалидами, с их нуждами и горестями. Один из таких экспертов – врач, кандидат медицинских наук, основатель первой в России кафедры реабилитологии и реабилитационной индустрии, а также учредитель, председатель правления и научный руководитель АНО «Национальный центр проблем инвалидности» Александр Лысенко.

27 апреля Александр Евгеньевич прочитал в Институте Генплана Москвы лекцию на тему «О проблемах развития градостроительного проектирования с учетом потребностей в социальных переменах» – в рамках программы «Лекторий», запущенной институтом в начале текущего года. Свое выступление спикер начал со ссылки на послание президента РФ Владимира Путина Федеральному собранию 2018 года, точнее на ту его часть, которая была посвящена приоритетам в сфере социального развития – это, напомним, здравоохранение, образование, жилье и городская среда, экология и демография. Господин Лысенко также добавил: «Он (Владимир Путин – прим. ред.) прекрасно осведомлен о проблемах инвалидов. Мы с ним несколько раз встречались и обсуждали именно эту тему. Совсем недавно им были приняты очень важные решения и даны очень важные поручения по данному направлению: продлить программу “Доступная среда” до 2025 года, а также предусматривать мероприятия, учитывающие потребности инвалидов, при разработке и корректировке государственных программ РФ, приоритетных проектов, в т. ч. в сферах здравоохранения, образования и культуры».

За этим последовал увлекательнейший терминологический ликбез, с которым будет небезынтересно ознакомиться в первую очередь социологам: «Важно различать такие понятия как уровень жизни и качество жизни. Уровень жизни измеряется деньгами, в то время как качество жизни связано с удовлетворением наших потребностей – сюда можно отнести, среди прочего, профессиональную востребованность, качество и доступность образования, здравоохранения. Качество жизни отдельно взятого человека обусловлено прежде всего его самоощущением, которое определяется далеко не одним только финансовым достатком», – сказал Александр Евгеньевич. Ни для кого не секрет, что с качеством жизни инвалидов в России большие проблемы – достаточно проехаться в московском метро или пересечь пешеходный переход под или над одной из столичных магистралей.

Любой инвалид скажет вам, что у него-то возможности безграничные,
но ему не создали условий для того, чтобы он мог их проявить.

Александр Лысенко, научный руководитель Национального центра
проблем инвалидности, врач-реабилитолог

Спикер отметил, что работа, нацеленная на улучшение качества жизни представителей упомянутой социальной группы, ведется, однако ее недостаток в том, что вместо адресного подхода ответственные специалисты руководствуются усредненным подходом: «К сожалению, мы так и не смогли пробить через наш Минстрой принципы т. н. универсального дизайна, т. е. дизайна, учитывающего индивидуальные потребности людей. Минстроевские чиновники не понимали и не понимают, что универсальный дизайн – это не просто свод правил, а философия градостроительного проектирования. Эта вот ориентация чиновников на усредненного человека отражается в том числе и в официальной терминологии: например, СП 59.13330.2012 регламентирует вещи, связанные с доступностью зданий и сооружений для маломобильных групп населения, однако при этом само понятие “маломобильные группы населения” не то что устарело – оно неверно по своей сути, ведь глухих или, например, умственно отсталых не отнесешь к категории маломобильных, а для них тоже необходимо создавать специальные условия… Правильнее говорить “люди, испытывающие ограничения жизнедеятельности”. Это правильнее еще и с той точки зрения, что на самом-то деле это мы их ограничиваем, не давая им возможности нормально передвигаться по городу. Поэтому, кстати, называть инвалидов “людьми с ограниченными возможностями” тоже некорректно: любой инвалид скажет вам, что у него-то возможности безграничные, но ему не создали условий для того, чтобы он мог их проявить… А так всех подогнали под одну гребенку – маломобильные. Нужен адресный подход».

Трудно не согласиться с аргументами Александра Лысенко, хотя словосочетание «люди, испытывающие ограничения жизнедеятельности», являясь, несомненно, верным по смыслу, далеко не бесспорно в стилистическом отношении.

Далее лектор еще больше углубился в теорию, не забывая, тем не менее, сдабривать свой рассказ примерами из практики. Речь пошла о физическом и социальном пространствах и об их взаимодействии. Под физическим пространством следует понимать материальную среду, окружающую нас с вами, под социальным – набор услуг и благ, распределенных на некой территории, а также интеракции между людьми в пределах этой территории. И порой физическое пространство становится преградой на пути к получению благ и услуг, к выстраиванию отношений – в случае с инвалидами это, вообще, наиострейшая проблема. Как сообщил спикер, у каждого человека есть свои стереотипные маршруты, каковых обычно около двух-трех: это, к примеру, дом – двор – улица – остановка – место работы – магазин – дом. 90 % жизни обычного человека, по мнению Александра Евгеньевича, – это перемещение по таким вот привычным, предзаданным траекториям. Инвалиды часто сталкиваются с тем, что необходимые им блага и услуги вроде бы находятся в зоне досягаемости – вблизи их дома есть и продуктовый магазин, и аптека, и парикмахерская, и поликлиника – но добраться они до соответствующих мест по причине наличия тех или иных барьеров не могут.

Как показал опрос, проведенный АНО «Национальный центр проблем инвалидности» среди незрячих (30 % из 1591 опрошенного) и инвалидов-колясочников (70 % опрошенных), лишь 4 % маршрутов являются для подобных людей частично доступными, тогда как полностью доступными – 0 %. Только представьте – 96 % маршрутов им совершенно недоступны! «Вообразите, в каком суженном мире живут эти люди, которые, тем не менее, хотят работать, учиться, приносить пользу государству, иметь семью. Неудивительно, что, по итогам доклада о выполнении Россией положений Конвенции по правам инвалидов, сделанного в ООН в феврале этого года, нас прямо обвинили в дискриминации инвалидов», – с чувством произнес господин Лысенко. Александр Евгеньевич озвучил и другие, не менее шокирующие цифры: 40 % россиян в принципе не хотят соседствовать с инвалидами, видеть их рядом с собой, а 10 % и вовсе считают, что инвалиды должны жить отдельно – как американские индейцы в резервациях; 72 % инвалидов, участвовавших в упомянутом исследовании АНО «Национальный центр проблем инвалидности», испытывают серьезные трудности при пользовании общественным транспортом, 70 % – при посещении учреждений здравоохранения, 67 % – при получении услуг в организациях розничной торговли… Все это кажется невероятным, но это правда.

«Необходимо выявлять и устранять факторы, ограничивающие свободу выбора людей, а не просто ликвидировать физические барьеры, заниматься адаптацией физического пространства к нуждам абстрактных “маломобильных групп населения”. Старый подход подразумевает работу с материальной средой, опору на технические нормативы, формирование доступного физического пространства, новый подход, напротив, – работу с социальной средой, опору на потребности людей, формирование доступного социального пространства. Пора сменить курс и перейти от “объекто-ориентированной” модели развития доступной среды к “маршруто-ориентированной” модели, предполагающей целостный взгляд на среду жизнедеятельности», – резюмировал лектор.

Вслед за этим господин Лысенко переключился на экономический аспект проблемы: «Существует государственная программа РФ под названием “Доступная среда”. Когда мы в 2010–2011 годах считали, сколько денег потребуется на ее реализацию, то у нас получился примерно 1 трлн. рублей. В ответ уполномоченные лица сказали нам: “Вы что, с ума сошли!?” В итоге бюджет, конечно же, сократили. А потом в эту программу стали запихивать вообще все, что угодно, любые мероприятия… Сегодня на формирование доступной среды реально выделяется 800 млн., 1 млрд., 2 млрд. рублей – на всю страну! Слушайте, ну, это же анекдот! Зачем врать себе и называть эту программу “Доступная среда”? Назовите ее, скажем, “Программа решения всех проблем инвалидов”, потому что она и про пособия, и про льготы, и про деньги на технические средства реабилитации… В общем, программу нужно корректировать, требуется также усилить контроль за ее выполнением». При этом, как отметил спикер, довольно-таки остро стоит вопрос о том, как «поженить» описанную госпрограмму с проектом «Комфортная городская среда» – об этом сейчас идут многочисленные дискуссии, и далеко не все их участники заинтересованы в объединении этих историй. «Позиция Общероссийского народного фронта, где я являюсь сопредседателем подмосковного штаба, такова: пока не будет, фигурально выражаясь, хорошего кнута – ничего никогда не произойдет», – подытожил Александр Евгеньевич.

В завершение своего выступления господин Лысенко предложил аудитории немного помечтать, но с толком. В соответствии с официальным демографическим прогнозом Росстата до 2035 года, через пятнадцать с лишним лет в России будут проживать 41–48 млн. человек старше трудоспособного возраста (сейчас этот показатель составляет примерно 37 млн.). «Пора начать мыслить стратегически, по аналогии с Китаем, с прицелом на 30–40–50 лет, а не зацикливаться на решении сиюминутных проблем. Вот мы к 2035 году войдем в т. н. клуб 80+, т. е. численность пожилых людей у нас резко возрастет, причем часть из них неизбежно будет обременена болезнями, другая часть – страдать от инвалидности и т. д. Как нам предупредить связанные с этим проблемы? Только с помощью стратегического планирования. Важно вовремя почувствовать необходимость в переменах. А они назрели», – заключил Александр Евгеньевич. Лучше не скажешь.

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГАУ «Институт Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей