Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

Город постоянно трансформируется. Это совершенно естественный, хотя и травматичный для многих людей процесс. Сносятся старые здания, закрываются ставшие для кого-то привычными, а для кого-то и вовсе родными магазины и кафе, кинотеатры и танцклубы, меняется дизайн скамеек, фонарей, урн, рекламных вывесок – список «жертв» городского развития бесконечно длинен.

Одна из тех немногих вещей, которые способны примирить человека со стремительными и чаще всего необратимыми урбанистическими метаморфозами, – это память. С одной стороны, память как раз и является основным раздражителем, порождая ностальгию, но с другой – та же память смягчает боль утраты. Парадокс? Безусловно. Но люди вообще существа парадоксальные.

Память то и дело нуждается в подпитке, в чем-то, что будет мысленно возвращать нас к тем или иным образам, событиям и т. д., служить своеобразным маяком, освещающим нам путь в тумане подсознания. Что это может быть? Если рассматривать феномен культурной памяти (а в контексте данного эссе именно он интересует нас в первую очередь) в его взаимосвязи с проблемой восприятия города, то здесь, конечно, принципиальное значение имеют архитектура, монументальное искусство и, что на первый взгляд неочевидно, топонимия – это и есть те самые «маяки», которые напоминают нам о том, что окружающая нас материальная среда возникла не на пустом месте, что у нас, того общества, той культуры, к которой мы принадлежим, есть корни, уходящие в глубь веков.

В 2017 году Институт Генплана Москвы основал Клуб любителей топонимики, приоритетной задачей которого является исследование топонимического каркаса столицы с целью реконструкции истории развития города, а также формирования рекомендаций по усовершенствованию и расширению самогó каркаса

Совокупность топонимов, характерных для той или иной местности, представляет собой сложнейший лингвокультурный код, в котором зашифрована частичка истории страны. Не случайно после Октябрьской революции большевики переименовали столько улиц, площадей, населенных пунктов… Не будем забывать, что и топоним «Россия» со временем как-то незаметно для всех потерялся за вывеской «Советский Союз». С установлением в России социалистического строя возник идеологический запрос на обнуление истории – отрицание прошлого являлось (или казалось?) неизбежным условием незыблемости того «дивного нового мира», который с энтузиазмом принялись создавать красные демиурги на «обломках самовластья». И вот, Петроград переименовали в Ленинград, Нижний Новгород – в Горький, Царицын – в Сталинград, Романов-Борисоглебск – в Тутаев и проч. Топоним «Москва» уцелел, но коммунистический режим не «пощадил» Тверскую улицу, ставшую частью улицы Горького, Воробьевы горы, превратившиеся в Ленинские горы, Лубянскую площадь, которую в 1926 переименовали в площадь Дзержинского – в память о Железном Феликсе, улицу Варварку, которая до 1990 года называлась улицей Степана Разина, и многие другие исторические наименования. Большевики усердно переписывали историю отечества и параллельно творили собственную мифологию, без которой невозможно было построить новую реальность.

После распада СССР многим географическим объектам на территории России вернули их дореволюционные названия. Вроде бы это хорошо и правильно, но как же уважение к советскому прошлому, которое – вот незадача! – сделалось значимой составляющей нашей культуры? Это противоречие, которое не разрешить, пожалуй, никому. Но мы отвлеклись. Факт в том, что топонимика – важнейшая наука, и приведенный пример лишнее тому подтверждение.

Старой Москвы больше нет, однако столичная топонимия хранит память о тех временах, когда на месте Парка Зарядье находился одноименный городской район, где селились приказчики, ремесленники и купцы, торговавшие на Красной площади («за-рядье» значит «за торговыми рядами»), а территория спорткомплекса «Лужники» была частью обширного луга, клином доходившего до Крымского брода, и регулярно затапливалась, отчего после спада воды вокруг оставалось много луж-озерков (лужник – небольшой луг, луговина среди луж, озерков).

В 2017 году Институт Генплана Москвы основал Клуб любителей топонимики, приоритетной задачей которого является исследование топонимического каркаса столицы с целью реконструкции истории развития города, а также формирования рекомендаций по усовершенствованию и расширению самогó каркаса. По итогам первых встреч члены клуба, куда вошла в том числе директор Института Оксана Гармаш, определились с механизмом обработки данных – копий вокруг этого вопроса, как вы понимаете, было сломано немало.

Рады представить вам нашу новую рубрику «Заметки Клуба любителей топонимики», в которой мы будем рассказывать о ключевых решениях, принятых в ходе заседаний клуба, а также о том, как правильно интерпретировать отдельные московские топонимы. Следующий материал – про топонимию обновленного ЗИЛа – ждите уже в среду, 15 августа. Следите за нашими новостями!

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГАУ «Институт Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей