Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

Антон Перфильев: «Пространство между домами не менее важно, чем сами дома»

Рады представить вам очередное интервью из серии «Люди Генплана», которая знакомит читателей с членами команды Института Генплана Москвы, рассказывает об их профессиональном опыте, взглядах и принципах. Сегодняшний герой рубрики – Антон Перфильев, главный архитектор проекта (ГАП) управления координации производственной деятельности – отдела главного архитектора Института.

Антон Перфильев, главный архитектор проекта управления координации производственной деятельности - отдела главного архитектора Института Генплана Москвы
Антон Перфильев, главный архитектор проекта управления координации производственной деятельности - отдела главного архитектора Института Генплана Москвы

Какой вуз вы окончили? Почему вы решили поступать именно в этот вуз? Что вы вынесли из обучения там? Кто из преподавателей оказал на вас наибольшее влияние, и в чем проявилось, по-вашему, это влияние?

Я закончил архитектурный факультет Государственного университета по землеустройству (ГУЗ) в 2012 году. Мой отец – архитектор. Меня с детства привлекало то, чем он занимается, вдохновляли люди, составлявшие его круг общения. Так что выбор профессии, можно сказать, был заранее предрешен. Однако поступать я предпочел именно в ГУЗ, а не в Московский архитектурный институт (МАРХИ). Сейчас это, возможно, прозвучит глупо, но важную роль в принятии мной такого решения сыграло наличие в ГУЗе военной кафедры.

Надо отметить, что программы обучения в обоих вузах в целом схожи, однако в ГУЗе нет деления на архитектурные специализации. Так что вопрос выбора направления работы остается открытым и после защиты дипломного проекта. В отсутствии ярко выраженного профиля был и свой плюс – это давало возможность посмотреть на будущую профессию с разных углов и попробовать себя в нескольких амплуа, от промышленного архитектора до градостроителя.

Моими преподавателями по проекту были люди весьма достойные: сперва я учился у Ирины Владимировны Зыбиной, а позже – у Ларисы Владимировны Петровой, которая отличалась острым умом и прямотой суждений. Именно она стала моим дипломным руководителем. Наверное, от Ларисы Владимировны я и усвоил мысль о следовании формы за идеей.

Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)
Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)
Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)
Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)
Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)
Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)
Дипломный проект: Арт-Центр на Волгоградском проспекте в Москве (2012 год)

Из всей институтской программы меня больше всего впечатлил курс объемно-пространственной композиции (ОПК). Вообще, я до сих пор нахожусь под влиянием этой темы и являюсь фанатом советского рационализма, идеолог которого Владимир Кринский, собственно, и разработал методику преподавания ОПК.

Расскажите, пожалуйста, о своем опыте работы, а также о том, что привело вас в Институт Генплана Москвы.

Скажу откровенно, когда я был студентом, то идти в градостроительство не планировал, хотя градостроительные проекты мне давались более-менее легко – в них я нередко стремился к размаху… Отец, опять же, градостроитель. Но тема меня не «грела» – я считал ее попросту скучной. Хотелось проектировать здания.

Выпустившись из университета я начал искать работу. Серьезного практического опыта у меня не было – до этого я успел пройти производственную практику в конторе, проектировавшей автосалоны по брендбукам, сделать несколько «халтурок», перепавших от отца, да и все, пожалуй.

Одно из моих собеседований было с Виталием Рудольфовичем Лутцем, который тогда еще был руководителем зональной мастерской № 15 Института Генплана. Мы говорили об архитектуре вообще. Помню, под конец нашего разговора Виталий Рудольфович высказал мысль, что для «объемщика» крайне важно уметь правильно оперировать градостроительным контекстом, и Институт Генплана – лучшее место для приобретения соответствующего навыка. Подумав немного, я согласился на его предложение. Речь шла о паре лет, но, вот, уже шестой год я здесь.

Что повлияло на мое решение? Наверное, ключевую роль здесь сыграла харизма Виталия Рудольфовича. После беседы с ним я как-то сразу все понял и про градостроительство (это интереснейшая область, где есть место творчеству и новым идеям), и про то, почему пространство между домами не менее важно, чем сами дома.

В Институте тогда как раз в самом разгаре была работа над первым проектом редевелопмента территории бывшего автозавода им. Лихачева (ЗИЛ), и Виталий Рудольфович, объяснив азы, сразу же доверил мне разрабатывать планировочное решение, предлагать варианты, идеи – не самая последняя роль, скажу я вам. Параллельно я обучался новому «языку» – системе расчета и бесконечным неписаным нюансам градостроительного дела. Я быстро втянулся.

Рабочие эскизы к ППТ «ЗИЛ-ЮГ «(ссылка на проект на сайте) (2016 год) и к ППТ «ЗИЛ» (2013 года)
Рабочие эскизы к ППТ «ЗИЛ-ЮГ «(ссылка на проект на сайте) (2016 год) и к ППТ «ЗИЛ» (2013 года)
Рабочие эскизы к ППТ «ЗИЛ-ЮГ «(ссылка на проект на сайте) (2016 год) и к ППТ «ЗИЛ» (2013 года)
Рабочие эскизы к ППТ «ЗИЛ-ЮГ «(ссылка на проект на сайте) (2016 год) и к ППТ «ЗИЛ» (2013 года)
Рабочие эскизы к ППТ «ЗИЛ-ЮГ «(ссылка на проект на сайте) (2016 год) и к ППТ «ЗИЛ» (2013 года)

Потом еще было множество проектов планировки территорий – Молжаниновского района, Некрасовки, Рижского грузового двора, промзоны «Автомоторная», «ЗИЛ-Юг»  – и градостроительных концепций – Северного речного порта, территории «А101» в Новой Москве, агломерационных центров Москвы и проч. Но ЗИЛ, конечно, запомнится навсегда как первый, самый сложный и долгий проект, который к тому же уже начали реализовывать.

Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)
Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)
Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)
Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)
Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)
Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)
Рабочие эскизы к Архитектурно-градостроительной концепции «Развития Молжаниновского района» (2015 год)

Теперь я служу в отделе главного архитектора Института Генплана, где совместно с шефом осуществляю контроль качества проектных решений Института, а также занимаюсь методологической и исследовательской деятельностью.

Как вам удается поддерживать свои профессиональные компетенции?

Не знаю, как-то само собой получается. Мне кажется, архитектура, градостроительство и урбанистика настолько тесно переплетены с нашей повседневностью, что съездить куда-нибудь, пройтись по новой улице – это все равно что прочесть специализированную книгу. Вот, путешествия и чтение профессиональной литературы – это, наверное, и есть ключ к ответу на ваш вопрос.

Чем глубже я погружаюсь в градостроительную тематику, тем больше я приближаюсь к пониманию сократовского «я знаю, что ничего не знаю». Одна из моих задач – не утонуть в этой лавине информации и фокусироваться на действительно важных, актуальных вопросах.

Как вы считаете для того, чем вы занимаетесь, сейчас удачное время?

Думаю, крайне удачное! Градостроительство у нас в состоянии какой-то вечной пересменки, но, полагаю, в Москве в этом смысле наметились какие-то позитивные сдвиги. Мне кажется, сейчас отличный момент для внедрения новых идей и остроумных решений. В европейских же странах, напротив, меньше пространства для маневра – там все отлажено как часы.

Над какими проектами вы в настоящий момент работаете?

Бóльшую часть моего времени сегодня занимает работа по контролю качества проектов, выполняемых Институтом. Контроль подразумевает не отслеживание формального соблюдения норм: внимание уделяется качеству архитектурно-планировочных решений как таковых. Здесь, через постоянные рассмотрения, мы с Виталием Рудольфовичем Лутцем помогаем архитекторам Института найти верное решение, отсеивая слабые варианты. Помимо этого стараемся наладить взаимодействие с приглашенными архитекторами объемного проектирования.

Параллельно ведется работа над исследованиями, которые в будущем помогли бы архитекторам-градостроителям проектировать более качественно. Объединяющей темой этих исследований является переоценка приоритетов  проектирования, а точнее – возвращение человека «во главу угла». Воспринимайте это как своеобразный «Ренессанс 2.0» – персональный комфорт пользователя становиться мерилом успеха любого проекта. Сейчас этот проект пока в зачаточной стадии, и я не могу о нем много рассказать.

Отвечает ли эта работа вашим профессиональным амбициям, является ли она для вас в хорошем смысле вызовом?

Вызов – очень точное слово! Дойдя до уровня ГАПа в градостроительном проектировании, я вполне освоился, а вот методологически-исследовательская область для меня пока что темный лес, если не сказать минное поле, но в этом-то и цимес. «Смогу ли я это сделать?», – вопрос, которым я в последнее время особенно часто задаюсь.

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГАУ «Институт Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей