Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

От хтонического к ураническому

28 сентября, вслед за директором ГНИМА им. А.В. Щусева Елизаветой Лихачевой, на площадке «Лектория Института Генплана» выступила Ирина Ирбитская, директор Центра градостроительных компетенций Российской академии народного хозяйства и государственной службы при президенте РФ (РАНХиГС), продолжив череду выступлений женщин-экспертов.  

Ирина Викторовна участвовала во множестве проектов, в том числе в формировании национальных стратегий, программ территориального развития и т. д. Свое выступление госпожа Ирбитская посвятила проблеме открытия в градостроительстве. Во вступлении она, собственно, попыталась объяснить, что она под этим подразумевает: «Все мы понимаем, что такое открытие, например, в технологическом плане – изобретение мобильного телефона, скажем. В медицине открытием, безусловно, стало изобретение пенициллина. Есть мнение, что самым важным открытием в области физики является уравнение Максвелла. В искусстве лично для меня открытием навсегда останутся “Красные рыбки” Анри Матисса. С архитектурой сложнее – здесь открытия не столь очевидная вещь. Мы должны понимать, чем же отличается открытие в области ремесла (а архитектура – это ремесло), от других открытий».

Как же совершить открытие в архитектуре? Для этого, по мнению спикера, необходимо вернуться к хтоническому, обратиться к первобытным богам, духам… На экране появился слайд из подготовленной лектором презентации с изображением дерева в разрезе, с уходящими в землю корнями и ветвящейся на фоне неба раскидистой кроной. «Архитектура – в уровне земли. Уровень земли – это как бы вечность, явленная в смерти, если рассуждать в метафизических категориях. Ствол дерева – аллегория человеческой жизни. Небо же символизирует бесконечность. Испокон веков люди стремились ввысь, к небу». Как бы в подтверждение своей заключительной мысли Ирина Викторовна продемонстрировала фотографию старейшего города небоскребов в мире, который еще называют «Манхэттеном пустыни», – йеменского Шибама: высота тамошних зданий, построенных из глины, достигает 30 м.

Далее Ирина Ирбитская показала еще несколько архетипических небоскребов: «танцующие» башни в итальянской Болонье, первый – 55-метровый – небоскреб в Чикаго и «горизонтальные» небоскребы Эль Лисицкого. «Обратите внимание, как со временем менялись форма, текстура, высота и тектоника небоскребов. Здания призваны служить человеку. Потребности человека меняются – меняются и здания. Но проблема в том, что построенное существует не один десяток лет, а где при этом гарантия, что оно будет продолжать приносить пользу в будущем? – заметила госпожа Ирбитская. – В поиске решения этой проблемы нам стоит обратиться к некой третьей силе – не к социологии, не к экономике и т. п., а к чему-то, что всегда было, есть и будет… Если говорить пафосно, то мы должны обратиться к вечности».

И тут Ирина Викторовна плавно перешла от теории к практике. На экране высветился проект, который команда Центра градостроительных компетенций разработала для Новой Москвы: в окружении леса расположились «тектоники» – здания, крепко стоящие на земле, без консолей и каких-либо других пластических изысков. Только земля, дом и небо! «Почему “тектоник”? – буквально сняла с языка госпожа Ирбитская. – Это качественно новый тип здания, и ему требовалось яркое словесное обозначение. Выбранное нами наименование отсылает к знаменитым “архитектонам” Казимира Малевича».

Как рассказала Ирина Ирбитская, работая над этим объектом, находящимся хоть и в Москве, но при этом, как ни парадоксально, вдали от цивилизации, она две недели провела в изучении археологических материалов. Почему племена кочевали с места на место, кто заставлял их строить жилища, а затем покидать их и строить новые? «Одна из гипотез, которая мне ужасно нравится, состоит в том, что первым архитектором в истории человечества был шаман! Потому что даже голод не заставит целую общину преодолевать такие расстояния. А шаману такое было под силу, и дело, разумеется, не в магии, а в знаниях, благодаря которым он выбирал наилучшие места для своего племени. Рассмотрев схему расположения племенных сооружений, я обнаружила, что все очень прагматично: есть площадь, на ней – некий общинный центр, а вокруг группируются жилые дома и другие строения». Осознание этого факта, по признанию спикера, и вдохновило ее на создание проекта, где главная задача как раз таки и состояла в том, чтобы предложить новый формат жизни – не в лесу и не в городе. Кампусы «тектоников» и есть этот новый формат.

«В проекте нет 266-и одинаковых домов, ведь человеку, уезжающему от цивилизации, не хочется быть “одним из 266-и”. Здесь люди будут чувствовать себя услышанными. На территории предполагается создать множество центров притяжения: бизнес-кампус, сервис-кампус, который будет включать в том числе пространства для различных видов ремесленной деятельности, арт-кампус для занятий творчеством, агро-кампус с собственной теплицей и проч. Но главный смысл всей этой затеи с кампусами – в возвращении к своего рода общинной жизни, к истокам. Мне кажется, что сегодня, в XXI веке, когда все уже устали от типовой застройки, дворов-колодцев и других “прелестей” спальных районов, изобретенный нами прием и может стать тем самым открытием в архитектуре», – таинственно заключила Ирина Ирбитская.

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГАУ «Институт Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей