Князь Пожарский и памятник ревматизму

Большая Лубянка – древняя московская улица, ведущая от центра города на север и соединяющая две площади – Лубянскую и Сретенские Ворота. В настоящее время ее протяженность составляет 750 метров.

Считается, что в окрестностях Лубянки в XII веке располагались владения боярина Степана Кучки. По преданию, боярин чем-то прогневал Юрия Долгорукого, гостившего у него, за что поплатился жизнью. Князь завладел его селами и основал на берегу Москвы-реки небольшой город, впоследствии ставший столицей княжества и, позже, всего Российского государства.

На месте современной Большой Лубянки издревле проходила дорога, ведущая из Киева во Владимир-на-Клязьме и Ростов Великий. В 1382 году по ней Дмитрий Донской ездил собирать войска против хана Тохтамыша.

До XIX века Большая Лубянка составляла одну улицу вместе со Сретенкой, которая сейчас является ее продолжением. Объединенная улица носила общее название Сретенка. Этот дошедший до нас топоним связан с одним из важнейших эпизодов российской истории, когда на Москву в 1395 году надвигалось огромное войско Тамерлана. Силы сторон были неравны, завоеватель уже дошел до Ельца, уничтожая все на своем пути и нигде не встречая сильного сопротивления. Оставалось уповать на чудо, и оно случилось. Из Владимира в Москву крестным ходом пронесли Владимирскую икону Богоматери, которую москвичи встречали на месте современной площади Сретенских Ворот, молясь святому образу и прося защиты от монголов. Вскоре пришла ошеломляющая весть, что Тамерлан спешно развернул свои войска и покинул границы Руси. В честь чудесного избавления от нашествия была заложена церковь Сретения Владимирской иконы Божьей Матери, а затем – Сретенский монастырь. По нему улица получила свое название – в начале она именовалась Встретенская.

Первое упоминание топонима «Лубянка» относится к концу XV века, когда князь Иван III после покорения Новгородской республики перевез часть ее жителей в Москву. Новгородцы поселились в районе современной Лубянской площади, вследствие чего это место получило название по новгородской улице Лубянице. Также существуют другие версии происхождения топонима: одна из них связана с лубяными щитами, служившими в старину защитой во время пожаров, а согласно второй версии, здесь когда-то находились деревья, с которых снимали луб – кору с длинными волокнами, использующуюся для изготовления лаптей и рогожи.

Как и большая часть центральных московских улиц Лубянка в советское время была переименована в соответствии с новой государственной идеологией. В 1926 году она стала называться улицей Дзержинского – в честь российского революционера, основателя и главы ВЧК Феликса Дзержинского – и сохраняла это название до 1990 года, после чего ей вернули прежнее имя.

В 1514 году псковичи, вывезенные князем Василием III из родного города в Москву по примеру новгородцев, построили в начале улицы свою приходскую церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, которую в народе называли «что во Псковичах». Она не сохранилась до наших дней, сейчас на ее месте находится площадь Воровского.

На углу Большой Лубянки и Фуркасовского переулка располагался двор русского национального героя князя Дмитрия Пожарского, который вошел в историю как освободитель Москвы от польско-литовских захватчиков, положивший конец периоду Смуты. В 1611 году во время уличных боев в Москве князь с соратниками воздвиг возле своего дома «острожек» – баррикаду, откуда ожесточенно бился с интервентами, захватившими Китай-город. В бою князь был тяжело ранен, но и противникам был нанесен значительный ущерб. Именно организация сопротивления в районе Лубянки принесла ему первую славу, о Пожарском заговорили как о возможном предводителе национального освободительного движения. После воцарения Михаила Романова князь продолжал проживать с семьей на Лубянке, до конца жизни оставаясь доверенным лицом царя. После смерти Пожарского его имение было разделено между вдовой и сыновьями, а затем перешло князьям Голицыным.

В XVI–XVII веках по улице пролегала главная торговая дорога из Москвы на север – это было связано с открытием пути в Западную Европу через Белое море. В тот период Сретенка, включавшая в себя современную Большую Лубянку, была вся заставлена лавками, кузницами, шалашами – на ней продавалось все, от съестных припасов до орудий труда и предметов одежды. В середине XVII века на улице насчитывался 351 двор ремесленников и торговцев.

Также через нее проходила дорога из Москвы в особо почитаемую Троице-Сергиеву Лавру, по которой великие князья и цари часто ездили на богомолье.

В XVIII веке улица меняет свой характер с торгового на жилой, лавки и хаотичная уличная торговля перемещаются дальше от центра, здесь же возникает множество дворов знати. На Лубянке селятся князья Хованские, Голицыны, Волконские.

Во время большого московского пожара 1812 года улице посчастливилось не быть затронутой огнем.

В середине XIX века протяженную Сретенку разделили на две части, и часть ее, расположенная ближе к Кремлю, от Лубянской площади до Бульварного кольца, стала официально именоваться Большая Лубянка. В течение XIX века к улице вернулось ее прежнее деловое и торговое значение, на ней открылось большое количество магазинов и лавок, расположились богатые доходные дома, конторы известных фирм, кроме того, к концу столетия она стала знаменита многочисленными агентствами страховых обществ.

В XIX веке улица обстраивается крупными каменными домами, самым заметным из которых становится дворец в стиле барокко Федора Ростопчина, который также называют домом Орлова-Денисова, с двумя боковыми флигелями. На этом месте в начале XVII века располагалась усадьба князя Дмитрия Пожарского, но затем она переходила из рук в руки и многократно перестраивалась. Свой современный вид господский дом приобрел при военачальнике Михаиле Волконском, привлекшем для перестройки усадьбы архитектора Франческо Кампорези. Историк Иван Снегирев писал об этом: «Художники, стараясь придать старинному его дому все возможное великолепие, положили на нем отпечаток вкуса XVIII столетия». Более известным владельцем дома стал московский генерал-губернатор Федор Ростопчин, купивший усадьбу в 1811 году. Накануне вступления французов в Москву у его дома произошло событие, которое увековечил Лев Толстой в своем романе «Война и мир», –разъяренная толпа по приказу генерал-губернатора растерзала «изменника», купеческого сына Михаила Верещагина. Его вина состояла в том, что он перевел на русский язык агитационное письмо Наполеона, в котором император негативно высказывался о России. Вскоре после расправы над Верещагиным Ростопчин покинул Москву, в город вошли французы, а в особняк заселился генерал Наполеона Анри-Франсуа Делаборд.

В середине XIX века усадьбу приобрел командир лейб-казаков периода Наполеоновских войн граф Василий Орлов-Денисов, потомки которого возвели два равных по высоте флигеля рядом с господским домом и украсили ворота пилонами.

До революции дом принадлежал Московскому страховому от огня обществу. В советский период в усадьбе разместили музей и архив Комитета государственной безопасности.

В начале улицы, на углу Большой Лубянки и Кузнецкого Моста, расположился доходный дом Первого Российского страхового общества, построенный в 1905 году по проекту архитектора Леонтия Бенуа. Необычная форма здания объясняется тем, что оно огибало по периметру Введенскую церковь. В нем с 1918 по 1952 годы располагался Народный комиссариат по иностранным делам, с 1946 года – МИД СССР. С 1924 года перед доходным домом воздвигнут памятник Вацлаву Воровскому. Рядом находятся еще два примечательных доходных дома – страхового общества «Якорь» и Трындиных по адресу Большая Лубянка, 11 и 13 соответственно.

Самым известным культурно-историческим, а также религиозным объектом на улице является Сретенский монастырь, основанный в 1397 году князем Василием I. С момента его основания улица славилась большими крестными ходами, проходившими по ней. Особое покровительство монастырю оказывал царь Иван Грозный и цари из следующей династии Романовых. В период войны с французами здесь располагался госпиталь, раненых в Бородинском сражении привозили в Сретенский монастырь, а погибших хоронили на монастырском кладбище. Вскоре после революции начались аресты насельников, в 1925 году монастырь был упразднен. Большая часть монастырских построек была разобрана, иконы и утварь изъяли из храмов, передав в музеи и другие учреждения. Уцелевшие строения монастыря заняли вспомогательные структуры НКВД, на месте келейного корпуса и кладбища в 1952 году построили школу. В настоящее время из исторических построек на территории монастыря сохранился Собор Сретения Владимирской иконы Божьей Матери, построенный в XVII веке. В 1990-е годы монастырь был возвращен православной церкви, позже при нем открылась Сретенская духовная семинария.

В XX веке Большая Лубянка лишилась многих старинных построек. Так, были разрушены расположенные на улице церкви Марии Египетской и Введения во храм Пресвятой Богородицы, а также строения, относящиеся к Сретенскому монастырю. Дореволюционная застройка начала улицы подверглась полному уничтожению, на ее месте в 1930-е годы было инициировано строительство монументального комплекса зданий ФСБ, который по сей день занимает на улице целый квартал.

На месте разобранной церкви Введения во храм Пресвятой Богородицы в советское время образовалась единственная на улице площадь – Воровского. Вацлав Воровский, видный большевик, один из первых советских дипломатов, в 1923 году прибыл в составе делегации из СССР в Швейцарию на Лозаннскую конференцию, где его застрелил бывший белогвардейский офицер, эмигрант Морис Конради. Это событие получило огромный резонанс как на родине революционера, так и в Европе. В Советском Союзе память Воровского незамедлительно увековечили, назвав в честь него ряд населенных пунктов и улиц, а в Москве в годовщину его смерти был установлен бронзовый памятник возле Введенской церкви на Большой Лубянке. Скульптура, автором которой выступил Михаил Кац, изображает дипломата в полный рост в очень странной позе, стоящим на полусогнутых ногах в наклоненном положении и размахивающим правой рукой. Считается, что таким образом скульптор передал темпераментную манеру ораторских выступлений Воровского. Но в народе закрепилась версия, объясняющая необычную позу ревматизмом, который революционер перенес в 1897 году, находясь в заключении. Также высказывалось мнение, что автор изобразил дипломата в момент, когда он получил пулю в спину. Площадь, на которой был поставлен памятник, после снесения Введенской церкви в конце 1924 года, также получила имя Воровского.

Если в начале Большой Лубянки исторические постройки были уничтожены, и на их месте возникли здания советской эпохи, то дальше по улице в основном сохранилась дореволюционная застройка конца XIX – начала XX века, и даже отдельные дома, относящиеся к более раннему времени.

Из примечательных зданий периода СССР нужно отметить Дом общества «Динамо», построенный в 1928–1931 годах на углу Большой Лубянки и Фуркасовского переулка. Про этот памятник архитектуры конструктивизма в Большой российской энциклопедии (БРЭ) сказано, что «сооружение было одним из первых в советской архитектуре опытов поиска «большого стиля».

В 2017 году Большая Лубянка вошла в проект комплексного благоустройства Москвы «Моя улица». В ходе инженерных работ на улице была отремонтирована ливневая канализация и водопроводная сеть, а также проложены кабельные коллекторы, в которые убрали воздушные провода. Облупившиеся фасады зданий отреставрировали. Тротуары были вымощены гранитной плиткой и значительно расширены, что не сказалось на количестве полос дорожного движения – их осталось четыре, но две из них стали доступны только для общественного транспорта. Также на улице установили 40 новых фонарей с энергосберегающими лампами. В результате преобразований Большая Лубянка стала органичной частью комфортного и ухоженного городского пространства, которое в настоящее время активно создается в Москве.

Автор: Александра Амиантова
Фото: pastvu.com

Все статьи по теме
13 мин.

Похожие