Колдун с Сухаревой башни и храм, где совершился «неравный брак»

Сретенка – старинная улица в центре Москвы, до XVIII века она была главной магистралью города, после чего на смену ей пришла Тверская. В настоящее время Сретенка расположена в Мещанском и Красносельском районах и соединяет Бульварное и Садовое кольцо. Общая протяженность улицы составляет 680 метров.

Сретенка, идущая от Кремля в северо-восточном направлении, уже в XII веке сформировалась как начальный отрезок Большой Владимирской дороги. А с XIV века она становится частью важнейшего паломнического тракта – по ней православные богомольцы начинают свой путь в Троице-Сергиеву Лавру.

Свое название улица получила по мужскому Сретенскому монастырю, расположенному на Большой Лубянке, которая до XIX столетия входила в состав Сретенки и не имела собственного наименования. Монастырь был основан вскоре после избавления Руси от нашествия Тамерлана. В 1395 году войска хана стремительно продвигались в сторону Москвы и уже дошли до Ельца, а у великого князя Василия Дмитриевича было недостаточно сил и средств для защиты своих территорий. Оставалось уповать на помощь высших сил, из Владимира привезли чудотворную икону Божьей Матери. Москвичи торжественно встретили святой образ и молились перед ним. Историки до сих пор спорят о причинах, по которым нашествие Тамерлана не состоялось и он, по выражению летописца, «возвратися въсвояси», но исторический факт непреложен – завоеватель, нигде на своем пути не встречая серьезного сопротивления, внезапно развернул войска обратно и спешно покинул русские земли. Современники тех событий восприняли это как истинное чудо и заступничество Богородицы. В благодарность за избавление от страшной беды на месте встречи иконы был заложен монастырь Сретения Владимирской иконы Божьей Матери. Улица, на которой он расположился, со временем стала именоваться Сретенка, однако это название окончательно закрепилось за ней только в XVII веке, до этого ее также называли Стретинская и Устретинская.

Среди других центральных улиц Москвы Сретенка выделяется тем, что волна переименований советского периода ее не коснулась, – она неизменно носит свое историческое имя уже более четырех веков.

Издревле население улицы являло собой пестрый конгломерат ремесленников и торговцев – здесь селились кафтанники, плотники, сабельники, дегтяри, ветошники, сусальники и представители многих других специальностей. В XVI веке в окрестностях Сретенки возникла посадская слобода, так называемая «Сретенская сотня». Территория активно обживалась и застраивалась – по подсчетам исследователей, на улице в тот период обитали представители 32 различных профессий. Названия прилегающих к Сретенке переулков – Пушкарев, Печатников, Колокольников – сохранили до наших дней память о мастерах, живших здесь когда-то. К XVI веку улица оформилась практически в своем современном виде, представляя собой отрезок пути от ворот Белого города до Земляного вала. В середине XVII века слобода, которую стали называть Панкратьевская Черная, насчитывала уже 168 дворов. В XVIII веке здесь появляются более крупные частные дома, принадлежащие купцам, держащим на Сретенке магазины и лавки. Постепенно застройка улицы стала настолько плотной, что на всем ее протяжении не было ворот для въезда во внутренние дворы – туда можно было попасть только с примыкающих переулков. Свой ремесленный и торговый характер Сретенка сохранила даже в XVIII–XIX веках, когда большинство центральных улиц стали считаться аристократическими – на ней так и не возникло ни одной дворянской усадьбы. Она не утратила своего первоначального состава населения, благодаря чему сохранилась планировка района, характерной особенностью которой является наличие множества переулков между домами. Окрестности Сретенки, не подвергавшиеся капитальной реконструкции и перепланировке, по сей день представляют собой памятник Москвы купеческой, торгово-ремесленной.

В начале XIX века на улице появилось освещение – по всей ее протяженности установили деревянные фонари. Однако в путеводителе конца XIX века находим нелестное описание Сретенки: «Это вечно грязный, хотя вовсе не бедный, постоянно копошащийся уголок Москвы. Торговля здесь преимущественно мебелью и предметами первой необходимости». Кроме того, на улице и прилежащих к ней переулках работало множество дешевых кабаков и трактиров, процветала проституция.

В советское время Сретенка по-прежнему оставалась частью оживленного городского пространства, разве что более благопристойного и не такого загрязненного, как в дореволюционный период, со множеством магазинов и активным пешеходным и транспортным движением.

С 1914 года в доме №19 на Сретенке располагался один из старейших кинотеатров в городе – «Уран». В нем в 1941 году прошел премьерный показ документального фильма «Разгром немецко-фашистских войск под Москвой», получившего международное признание и удостоенного премии «Оскар». Кинотеатр был снесен в 1997 году по постановлению Правительства Москвы. Позже на его месте построили новое здание, в котором разместился театр «Школа драматического искусства».

Исторически на Сретенке располагались три приходские церкви – Успения Богородицы в Печатниках, Троицы в Листах и Троицы в Пушкарях. Последняя была уничтожена в годы советской власти, на ее месте возникла общеобразовательная школа. Две другие церкви сохранились до наших дней и являются памятниками архитектуры XVII века.

В начале улицы самым приметным сооружением является церковь Успения Пресвятой Богородицы в Печатниках, находящаяся по адресу «Сретенка, дом 3/27». Согласно летописным сведениям, жители печатной слободы в 1631 году воздвигли на этом месте деревянный храм, который в 1695 году был перестроен в камне в преобладавшем тогда архитектурном стиле московское барокко. По просьбе прихожан в первой половине XVIII века к нему пристроили «теплый», то есть отапливаемый, придел, освященный в честь Иоанна Предтечи. Храм был разграблен французами в 1812 году, тогда же были сожжены все его деревянные постройки – лавки и дома служителей. В 1938 году церковь закрыли для богослужений, после чего в ее здании размещались музейные экспозиции, связанные с Арктическими проектами и Морским флотом СССР. В 1991 году она вернулась в ведение РПЦ, приходская жизнь возобновилась. Считается, что в начале 60-х годов XIX века именно в этой церкви художник Василий Пукирев стал случайным свидетелем венчания богатого старика с юной девушкой, что послужило вдохновением на создание картины, принесшей ему славу и звание профессора Императорской Академии художеств, – «Неравный брак».

Самой древней каменной постройкой на улице, сохранившейся до наших дней, является храм Троицы Живоначальной в Листах. Свое необычное прозвание «в Листах» он получил, поскольку возле него вели торговлю печатники, развешивавшие свои товары – лубочные картинки – на церковной ограде. Храм был возведен по инициативе стрельцов, полк которых нес службу в районе ворот Земляного города. Уже в 1661 году каменное сооружение, построенное в нетипичном для своего времени древнерусском стиле эпохи Ивана Грозного, было освящено, а в конце 1660-х годов, за особые заслуги стрельцов в ходе подавления мятежа Степана Разина, царь Алексей Михайлович выделил из казны значительную сумму на его обустройство. Петр I также имел к этой церкви особое расположение и щедро жертвовал на ее нужды. За долгое время своего существования, она неоднократно перестраивалась и реставрировалась, но самые серьезные испытания ожидали ее в советский период. В 1930-е годы настоятель Троицы в Листах был расстрелян, а храм закрыли, снесли купола и частично разобрали стены и пол. В здании было организовано общежитие работников трамвайного депо. Позже сносу подверглась церковная колокольня. В течение 80-х годов XX века проводилась длительная реставрация здания, после чего его передали РПЦ – с 1991 года в нем возобновились богослужения. В наши дни церковь является архитектурной доминантой улицы, ее можно увидеть по адресу Сретенка, дом 27/29.

С конца XVII века по 1934 год в конце улицы возвышалось одно из самых грандиозных строений в Москве – знаменитая Сухарева башня, построенная в конце XVII века по приказу Петра I. Согласно распространенной версии, она была возведена в благодарность за верную службу стрелецкого полка Лаврентия Сухарева, который в 1689 году во время мятежа царевны Софьи не предал молодого царя и последовал за ним в Троице-Сергиеву Лавру. Также существует мнение, что Петр велел построить башню как напоминание об избавлении от грозившей его царствованию опасности, чтобы продемонстрировать свою силу и мощь. Автором проекта выступил талантливый русский зодчий Михаил Чоглоков, строитель кремлевского Арсенала. Строительные работы велись с 1692 года в несколько этапов, и наконец в 1701 году поражающее воображение здание высотой 64 метра приобрело свой законченный вид. Башня замыкала перспективу Сретенки, расположившись на ее пересечении с Садовым кольцом и 1-й Мещанской улицей (ныне проспект Мира). По задумке Петра, увлеченного идеей мореплавания, общий вид Сухаревой башни должен был напоминать корабль с мачтой. Она была выполнена в стиле нарышкинское барокко и имела три яруса, первый из которых представлял собой перестроенные в камне Сретенские ворота. Второй ярус занимала «полковая изба» стрельцов Сухарева, также там находилось помещение для занятий фехтованием. А на третьем ярусе была открыта Школа математических и навигацких наук, руководителем которой стал один из ближайших сподвижников Петра I, выдающийся ученый своего времени Яков Брюс, который впоследствии получил в народе прозвище «колдун с Сухаревой башни». Он оборудовал на ее последнем этаже первую в России астрономическую обсерваторию, где занимался наблюдением за небесными светилами и проводил различные опыты. Естествоиспытатель, инженер и астроном, Брюс всю жизнь занимался самообразованием, любил уединение среди книжных фолиантов и после смерти Петра I полностью устранился от государственных дел, посвятив себя науке. Загадочный ореол, окруживший личность Брюса, послужил почвой для народной фантазии, которая связала с его именем множество фантастических слухов. Ходили истории, что ночью к Брюсу прилетает огненный дракон, и что он в летнюю жару заморозил пруд, чтобы его гости могли кататься на коньках. Также молва приписывала Брюсу некую «черную книгу», которую он спрятал в основании Сухаревой башни. Согласно распространенному народному преданию, бытовавшему до XX века, нашедший эту книгу получил бы неограниченную власть.

К концу 1820-х годов башня неоднократно страдала от пожаров, ветшала и реставрировалась. В 1829 году на втором ярусе был устроен резервуар Мытищинского водопровода.

У подножия башни образовалась знаменитая «Сухаревка» – воскресный Сухаревский рынок, о котором позже Владимир Гиляровский писал: «На него, как на праздник, шла вся Москва, и подмосковный крестьянин, и заезжий провинциал».

В 1834 году свое описание башни оставил юный Михаил Лермонтов: «На крутой горе, усыпанной низкими домиками, среди коих изредка лишь проглядывает широкая белая стена какого-нибудь боярского дома, возвышается четвероугольная, сизая, фантастическая громада – Сухарева башня. Она гордо взирает на окрестности, будто знает, что имя Петра начертано на ее мшистом челе! Ее мрачная физиономия, ее гигантские размеры, ее решительные формы, все хранит отпечаток другого века, отпечаток той грозной власти, которой ничто не могло противиться».

Французский путешественник маркиз де Кюстин, побывавший в России в 1839 году и позже опубликовавший книгу своих заметок о ней, в целом весьма критического характера, был восхищен Сухаревской башней и назвал ее одной из лучших достопримечательностей Москвы.

Во второй половине XIX века в здании размещались различные государственные учреждения, сменяя друг друга, а помещения на нижнем этаже сдавались для торговли. После революции башня некоторое время пустовала. В 1926 году в ней открылся Московский коммунальный музей, директором которого стал выдающийся москвовед Петр Сытин. Однако в 1931 году был разработан план Генеральной реконструкции Москвы, по которому Сухарева башня подлежала сносу. По мнению разработчиков плана, направленного на расширение центральных улиц города, она мешала развитию транспортной магистрали. На ее защиту встали известные художники, архитекторы и искусствоведы того времени, писавшие обращения к партийному руководству, в которых объясняли культурно-историческое значение объекта и предлагали свои проекты, по которым Сухареву башню можно было сохранить в рамках Генеральной реконструкции.

Вокруг ее сноса разгорелись баталии, которые продлились несколько лет. Точку в этих спорах поставил лично Иосиф Сталин, одобривший уничтожение башни. Архитекторов, выступающих против сноса, он назвал «слепыми и бесперспективными».

В начале лета 1934 года, не смотря на продолжающиеся протесты, здание было разобрано до основания. Художница Нина Ефимова, ставшая очевидцем этого, записала в дневнике: «Разрушение идет необычайно быстро… Можно заболеть от мысли, что впереди нас никто Сухаревскую башню не увидит».

В тот же год Сухаревская площадь была переименована в Колхозную, а позже – в Большую Колхозную. В 1972 году в конце Сретенки, на месте, где ранее находилась Сухарева башня, была открыта станция метро «Колхозная», которая последние 30 лет носит название «Сухаревская».

С 1980-х годов и по сей день ведутся дискуссии о воссоздании башни.

В 2017 году Сретенка вошла в проект «Моя улица». После проведения комплексных работ по благоустройству улица приобрела современный, ухоженный вид. Тротуары расширили и вымостили крупной гранитной плиткой, воздушные провода спрятали в подземные коллекторы, а рекламные баннеры-растяжки, ранее портившие облик улицы, убрали. Также изменения коснулись системы уличного освещения – на Сретенке установили изящные фонари в стиле ретро. Было реорганизовано дорожное движение, обустроены новые автобусные остановки, вдоль тротуаров появились аккуратные парковочные карманы для личного автотранспорта. В наши дни ничто не напоминает о том, что когда-то Сретенка являлась главной и самой оживленной транспортной артерией Москвы, шумной и хаотичной, – сейчас эта благоустроенная небольшая улица представляет собой неотъемлемую часть туристического маршрута по историческому центру города.

Автор: Александра Амиантова
Фото: pastvu.com

Все статьи по теме
13 мин.

Похожие