Разбираем архивы: города будущего глазами метаболистов

Мы продолжаем разбирать коллекцию карточек Института и на этот раз обратимся к анализу пространственных структур городов будущего. Для этого переместимся в 1960 год, в Токио, где в это время развивается одно из самых футуристичных по идее и эстетике направлений – «метаболическая архитектура». 

Основная идея архитектурного метаболизма в том, чтобы отказаться от четких и фиксированных форм и представить город как живой организм, растущий и изменяющийся с течением времени. Наши коллеги из прошлого (карточка Института датируется 1971 годом) сделали обзор того, как четыре японских архитектора-метаболиста видели будущее Токио.

Кензо Танге

Согласно одному из основоположников метаболизма, Кензо Танге, основные принципы концепции связаны с изменением структуры города (из центростремительной в открытую, осевую) и поощрением внешнего роста города.

Танге говорил, что не верит в эффективное регулирование роста города и предлагал «думать не об ограничении роста городов, а о таких планировочных решениях, которые позволили бы растущему городу жить нормально». 

Основные принципы метаболизма архитектор воплотил в грандиозном плане Токио – 1960.

«Основа плана Токио – открытая линейная структура, включающая акваторию Токийского залива. Ее костяк – центрическая транспортная система, изобретенная К. Танге. Сочетание горизонтальных городских артерий с «парящей» системой застройки создает трехмерную пространственную структуру».

Несмотря на то, что метаболизм противопоставлял себя европейскому модернизму, на видение Танге в большой мере повлияли западные архитекторы, в частности Ле Корбюзье и Луис Кан. Японский архитектор был знаком с планом Филадельфии авторства Кана, который предлагал использовать транспортные объекты не только по прямому назначению, но и как элемент дизайна. В плане Токио Танге пошел дальше – для него автомобильные магистрали стали каркасом для функционирования нового города.

Акуи и Назава 

Еще одни архитекторы, размышлявшие над будущим Токио, – Акуи и Назава предлагали перейти от обычных кварталов к «динамичной пространственной системе» в виде жилых конусов и соединяющих их магистралей. По мере роста числа жителей эти конусы растут вверх, не затрагивая окружающее пространство.

Кисё Курокава

Кисё Курокава вместо пирамид предлагал организовать жилые единицы в виде так называемых «солнечных башен», напоминающих структуру ДНК. Башни связаны с друг с другом многоуровневыми кольцевыми магистралями.

Больше об архитектуре метаболизма можно почитать в книге Курокавы «Метаболизм в архитектуре», где он рассказывает о своих идеях и работах 1960–1975 годов.

В заключение отметим, что несмотря на то, что метаболические планы Токио произвели настоящий фурор и в Японии, и в Европе, города будущего не пошли по пути метаболизма. Ни один градостроительный проект так и не был реализован из-за дороговизны и радикальности предложений, но несколько отдельных зданий в этом стиле было построено. Пожалуй, самое известное здание метаболизма – капсульная башня «Накагин» Кисё Курокавы в Токио. Предполагалось, что благодаря замене капсул здание могло обновляться и видоизменяться. Но жилые ячейки оказались не слишком удобными даже для одного человека и ни разу не обновлялись, поэтому сейчас многие из них пустуют, а будущее некогда «здания будущего» весьма туманно.

Все статьи по теме
4 мин.

Похожие