Москва в генплане 1935 года

Градостроительную судьбу Москвы во многом определило возвращение ей столичного статуса в 1918 году. Город становился первой столицей и витриной нового социалистического государства и мыслился прежде всего как витрина СССР, а в будущем – и всего мирового пролетариата. Новой столице нужен был новый вектор развития и – новый генплан.

В 1931 году состоялся Пленум ЦК ВКП(б), на котором было принято постановление «О Московском городском хозяйстве и о развитии городского хозяйства СССР». Этот момент можно считать началом активного этапа градостроительных изменений в Москве – пленум поручил «московским организациям приступить к разработке научно обоснованного плана дальнейшего расширения и застройки г. Москвы». Тогда же были приняты решения о строительстве Московского метрополитена и канала Москва – Волга.

Сам Генеральный план реконструкции Москвы вступил в силу лишь четыре года спустя: 10 июля 1935 года ЦК ВКП(б) и Совет народных комиссаров СССР приняли развернутое постановление «О Генеральном плане реконструкции города Москвы». Коллектив разработчиков во главе с архитекторами Сергеем Чернышевым и Владимиром Семеновым заложил в Генплане мероприятия на 10 лет вперед, а первая очередь должна была пройти в три года.

Нужно сказать, что столица нового государства довольно сильно отличалась от своей северной предшественницы. В отличие от Петербурга, который, ориентируясь на европейские столицы (Париж, Вену, Лондон), застраивался по регулярному плану, Москва развивалась органически, без какой-либо определенной схемы и рамок. И, как следствие, к началу 1930-х в Москве все еще не было современного водопровода и канализации, широких улиц и набережных и уже не хватало жилого фонда для огромного числа мигрантов из села. (Сравните: население в 1923 году – 1,5 млн, в 1939-м – 4,1 млн жителей.) Поэтому перед главным архитектором Владимиром Семеновым стояли масштабные задачи – как вполне утилитарные (проблема растущего населения, транспортной и инженерной инфраструктуры, водоснабжения), так и более концептуальные, которые в конечном счете сводились к одному главному вопросу – как должен выглядеть главный социалистический город?

Эта дискуссия велась все 20-е и 30-е годы XX века, и принятый Генплан частично вобрал в себя часть уже имеющихся подходов и проектов, которые уже начали реализовывать (например, строительство метро, снос Охотного ряда и пр.).

Посмотрим, как на этот вопрос отвечает Генеральный план – 1935. В качестве наглядных иллюстраций будет использован альбом диаграмм, топосхем и фотографий по реконструкции Москвы «Москва реконструируется»

Сохранение основ и коренная перепланировка

Один из самых острых вопросов, стоявших перед авторами нового генплана, был вопрос о сохранении исторической радиально-кольцевой структуры.

«Принимая в основу планировки города исторически сложившуюся радиально-кольцевую систему улиц, дополнить ее системой новых улиц, разгружающих центр от движения и позволяющих установить прямую транспортную связь районов города между собой без обязательного проезда через центр города», – говорится в Генплане.

Таким образом, «узости, кривости» и перегруженность улиц в центре решали за счет расширения старых площадей и улиц и пробивки новых. Сквозных диагональных магистралей было предусмотрено несколько: три из них шли по направлениям нынешних Ленинградского, Щелковского и Можайского шоссе. Планировалось замкнуть Бульварное кольцо через Замоскворечье, новое бульварное кольцо – по трассе Камер-Коллежского Вала, парковое кольцо – через Сокольники, Останкино, Лужники. Более десятка улиц спрямлялись и расширялись – Большая Полянка, улица Горького, Кузнецкий Мост, Арбат, Покровка, Таганка, Малая Дмитровка и другие.

Часто старые здания при расширении сносились, но, пожалуй, наиболее известное расширение – улицы Горького – прошло иначе: несколько домов поставили на рельсы и передвинули за новые красные линии. 

Расширялись и основные площади – Красную площадь предлагалось расширить вдвое, «а центральные площади – им. Ногина, им. Дзержинского, им. Свердлова и Революции – в 3-летний срок реконструировать и архитектурно оформить».

Проект дома народного комиссариата тяжелой промышленности на расширенной Красной площади
Проект дома народного комиссариата тяжелой промышленности на расширенной Красной площади

Для разгрузки старых кварталов и демонстрации новых ориентиров государства наряду с Кремлем и Красной площадью создавался еще один центр с яркой архитектурной доминантой – Дворцом Советов. Дворец должен был находиться на новой градостроительной оси – широкой магистрали, берущей начало на площади имени Дзержинского (Лубянка) и идущей к Лужникам, а затем, через Москву-реку и Ленинские горы, – в новые кварталы на юго-западе.

Расширение территории: юго-западный вектор

Генплан предусматривал расширение города за счет присоединения новых пригородных территорий, в основном в юго-западном направлении.

«Расширение территории г. Москвы произвести в первую очередь за счет прилегающих к городу с юго-западной стороны земельных площадей, расположенных за Ленинскими горами вдоль Москвы-реки от Кунцево до Ленино (бывш. Царицыно), площадью в 16 тыс. га, как наиболее здоровой для жилья, высокой и удобной по расположению пригородной территории».

На карте видно, что город расширялся в значительной части за счет юго-запада, но и по другим направлениям был рост: в городскую черту включились Измайлово, Люблино, Перово – Кусково, Новинки – Нагатино, Терехово, Мневники, Хорошево, Щукино, Тушино, Захарково, Авиагородок, Ховрино, Лихоборы, Медведково и другие районы.

Однако пределы роста населения и территории были строго прописаны: застройка рассчитывалась на 5 млн жителей, а новая территория города ограничивалась 60 тысячами га. Регулировалось и размещение промышленных объектов – строительство новых предприятий (за исключением непосредственно обслуживающих городские нужды) в черте Москвы признавалось нецелесообразным, в основном из-за стремления сократить миграцию новых рабочих в город и тем самым замедлить рост населения Москвы. За городской чертой находился лесопарковый защитный пояс – пригородные природные территории, которые планировалось соединить с городом за счет зеленых «клиньев» – озелененных территорий, ведущих из области в центр города.

Новые кварталы и новые принципы планировки

В Генплане 1935 года были заложены новые принципы квартальной застройки. 

Во-первых, новые кварталы должны были быть довольно крупными (от 9 до 15 га), здания внутри них должны были находиться «на некотором небольшом расстоянии», для оптимального освещения. Дома на тот момент планировали строить не ниже шести этажей, а в отдельных видовых местах – до 14 этажей. Социальные и культурные услуги планировались в центре нескольких кварталов, в расчете на обслуживание 10–20 домов. Старые кварталы тоже реконструировали согласно этим принципам – сносились мелкие внутриквартальные здания, на их месте возводились более крупные и высокоэтажные, организовывался фронт застройки, выходящей на улицу, и появлялось больше озелененных внутриквартальных пространств.

Транспорт: расширение сети под и над землей

При существующих темпах роста Москвы проблема быстрого перемещения по городу стояла остро. Главным транспортным проектом столицы стало строительство метрополитена, которое началось еще до принятия Генплана. Метро должно было существенно разгрузить Московский железнодорожный узел, нагрузка на который уже была колоссальной из-за маятниковых миграций из пригородов. Сам железнодорожный узел тоже реконструировался.

Авторы Генплана справедливо отмечали, что площадь железнодорожных путей в центре города была неоправданно высока и перекрывала транспортные связи между районами. Генплан предлагал убрать лишние соединительные пути, разгрузить узел от транзитных потоков и электрифицировать все поезда.

Порт пяти морей

Еще один масштабный проект, начавшийся еще до вступления в силу Генплана, – строительство канала Москва – Волга.

«Заканчиваемое в ближайшие годы строительство канала Москва – Волга, одновременно разрешающего вопросы водоснабжения, обводнения и судоходства, позволяет наметить сооружение ряда каналов и водохранилищ, образующих вокруг Москвы два больших водных кольца, спрямляющих извилины Москвы-реки, позволяющих реконструировать реку Яузу и открывающих возможность использовать значительные водные поверхности для судоходства, спорта и отдыха трудящихся», – говорится в тексте Генплана. Таким образом, одно из водных колец проходило от Клязьминского водохранилища по Восточному каналу через Измайловский парк, Текстильщики и Южный порт по Москве-реке к Химкинскому водохранилищу, а второе получалось за счет сооружения Северного внутригородского канала, от Химкинского водохранилища до Москвы-реки.

Так Москва становилась крупным речным портом.

Набережные внутри города реконструировались, одевались в гранит и превращались в «основную магистраль города» и одновременно – в витрину города. На видовых пространствах у реки строились знаковые здания. Например – монументальный Дом Архитектора на Ростовской набережной.

Районы на разных берегах Москвы-реки по плану связывались мостами: пять из них строились на Москве-реке: Крымский, Большой Москворецкий, Большой Каменный, Устьинский, Большой Краснохолмский, три – на Водоотводном канале: Малый Москворецкий, Малый Каменный и Малый Краснохолмский мосты и два – на Яузе: Малый Устьинский и Госпитальный.

Огни новой столицы

Парадному и праздничному виду столицы придавалось большое значение – в планах было осветить основные улицы и здания и окончательно перевести Москву на электрические фонари. Лион Фейхтвангер, посетивший СССР в 1937 году, писал: «Общественные здания монументальны, и благодаря электрификации Москва сияет ночью как ни один город в мире».

И действительно, огни парка Горького было видно издалека.

Концепция и реализация

Хотя во времена разработки и действия Генерального плана реконструкции все его мероприятия воспринимались как прямое руководство к действию, во многом он остался концепцией, своеобразной мечтой о социалистическом городе. Да, многое было воплощено в жизнь: новые районы, набережные, метро и канал Москва – Волга (сейчас – канал имени Москвы), но многое так и осталось на бумаге: не было построено здание Дворца Советов, не замкнулось Бульварное кольцо, Северный канал не связал Химкинское водохранилище с Яузой. Реализации Генплана сильно помешала Великая Отечественная война, хотя и в военное время продолжалась прокладка метро. Строительство Москвы по Генплану реконструкции и его редакциям было завершено в 1953 году. Как и любой масштабный и в чем-то радикальный градостроительный документ, Генплан 1935 года был оценен по-разному: с одной стороны, Москва превратилась в современный по тем меркам город, с другой – потеряла значительное количество архитектурного наследия. Пожалуй, очень верную оценку дал этому Генплану Александр Викторович Кузьмин:

«Генплан 1935 года можно любить, можно не принимать какие-то его положения, но то, что это выдающийся градостроительный документ XX века не только для нашей страны, но и для мирового сообщества, – однозначно. Именно этот документ сделал Москву современным цивилизованным городом. Жизнь прервала четкую реализацию документа: случилась Великая Отечественная война. Потом изменилось и время – хрущевская оттепель, мы стали другими. Но однозначно то, что документ 35 года – первый для города Генплан в том виде, в котором мы сейчас его рассматриваем. Этот Генеральный план стал отправной точкой для всей последующей планировочной работы над Москвой: основы были заложены именно тогда».

Все статьи по теме
10 мин.

Похожие