Юлия Бочкарева: московское метро – наша зона ответственности

Едва ли кто-то может представить Москву без метрополитена. Едва ли кто-то поспорит: если в твоем районе открыли станцию метро, то это к счастью.

О счастье заниматься любимым делом, о гордости, которую испытываешь, проезжая по «своим» линиям, планах и мечтах, учителях и коллегах рассказала начальник сектора развития скоростного внеуличного транспорта Института Генплана Москвы Юлия Бочкарева.

Сколько лет вы работаете в Институте?

В сентябре будет 19 лет. В моей трудовой книжке только одно место работы – Институт Генплана Москвы.

Где учились до трудоустройства? Какие воспоминания остались об учебе?

В Институт пришла после того, как окончила Московский колледж градостроительства и предпринимательства (Московский колледж архитектуры и градостроительства – прим. ред.).

Профессия, которую там получила, согласно записи в дипломе, называется «строительство тоннелей и метрополитенов». Наверное, не совсем девичья профессия – из 34 человек в группе девушек было всего две, но время учебы я вспоминаю с удовольствием. Теплые воспоминания остались и о педагогах, например, преподавателе по строительству тоннелей и метрополитена Владимире Георгиевиче Лапшине. Очень любила его лекции – увлекательные, с яркими примерами из практики.  

Как попали в Институт Генплана Москвы?

Сразу после колледжа пришла в Институт на практику в транспортную мастерскую и осталась. У меня были и остаются прекрасные наставники: Александра Петровна Родионова, Ольга Владимировна Панкина, Татьяна Викторовна Сигаева, Игорь Александрович Бахирев, Лариса Михайловна Копылова, Валентина Анатольевна Шумилина. Они укрепили мою любовь к городу и к профессии. Меня, 20-летнюю, вначале удивляло, как старшие коллеги могут сходу сказать, где находится любая улица в Москве. А теперь я и сама так могу. Кстати, у каждого из моих коллег также по одной записи в трудовой. Думаю, так и должно быть, если любишь дело, которым занимаешься.

Начинала с должности техника, со временем стала инженером первой категории, затем второй, «выросла» до ведущего инженера и, наконец, до начальника сектора развития скоростного внеуличного транспорта. Уже работая в Институте, окончила заочное отделение Российского университета транспорта, РУТ (МИИТ). Эти пять лет были непростыми, но полезными в плане профессионального роста. Когда учишься и работаешь, то лучше понимаешь, каких именно знаний не хватает, на что нужно сделать упор, что спросить у преподавателей. Стремишься разобраться в том, что уже сейчас пригодится в работе, представляешь, как применить полученные знания.

Что изменилось за годы работы в Институте, а что осталось неизменным?

Знание города, в котором мы живем, и любовь к нему – главное, что всегда здесь было и есть. За 19 лет моей работы в Институте многое изменилось, но остается неизменным любимый город. Для него все мы трудимся, ради него идет работа в этих стенах. Как бы ни менялось все вокруг, остаются москвичи, которые каждый день ездят на метро. И остается наша основная задача – сделать так, чтобы в пути им было комфортно.

И свою дорогу тоже, не правда ли?

Конечно, я тоже каждый день спускаюсь в метро. С нетерпением ждала продления Люблинско-Дмитровской линии до станции Селигерская, потому что это помогло разгрузить мою Серпуховско-Тимирязевскую линию. Теперь езжу на работу в свободном вагоне и радуюсь. Но особенно радует, что твой проект полезен не только тебе, но и тысячам других людей.

Какой проект является для вас самым значимым?

Наверное, мой первый проект в Институте. Тогда мы с коллегами делали несколько вариантов трассировки Большой кольцевой линии метро (БКЛ) на участке от Делового центра до Савеловской. Один из участков Большой кольцевой линии, Каширская-Нижегородская, был очень сложным проектом. БКЛ утверждалась участками, а проект этого участка, один из последних, мы утверждали несколько лет. И только в 2018 году Большое кольцо замкнулось.

Еще один памятный для меня проект – продление Калининско-Солнцевской линии до Рассказовки. Создание этой линии было предусмотрено еще Генпланом 1975 года, но проект планировки разработали и утвердили только в 2014 году. Помню, как ездили в Ново-Переделкино, Солнцево и другие районы на публичные слушания, разговаривали с жителями, видели, как сильно они ждут появления станции метро. В 2018 году линию поэтапно, участками начали вводить в эксплуатацию: Деловой центр – Парк Победы, Парк Победы – Раменки и, наконец, Раменки – Рассказовка. Дорогого стоит видеть такие масштабные проекты реализованными.

Чем ваш сектор занимается в настоящее время?

Сейчас у нас в работе: продление метро в Гольяново, новая станция Южный порт на действующей Люблинско-Дмитровской линии, которая позволит обслужить новую развивающуюся территорию Южного порта. Недавно успешно прошли публичные слушания по проекту планировки Бирюлевской линии метрополитена, очень значимой для южного сектора города.

О какой профессиональной вершине мечтаете?

Моя «голубая мечта» – соединение Калининско-Солнцевской линии. Такие планы у города есть давно, но так как речь идет о центре, где сложно строить, найти места для стройплощадок, осуществить их пока не получается. Надеюсь, что этот центральный участок все же появится. Он облегчит жизнь тем, кто едет от Новокосино, разгрузит Арбатско-Покровскую линию, снизит нагрузку на Парк Победы.

Любая линия метро, чтобы она была эффективной, должна представлять из себя диаметр. Поэтому в перспективе также соединение Троицкой и Некрасовской линии, Рублево-Архангельской и Бирюлевской.

В чем видите основную сложность своей работы?

В первую очередь, сложность в том, чтобы мне самой понравилось то, что сделала. Я к себе очень требовательна. А больше и нет никаких сложностей. Если любишь свою работу, то все сложности – это просто рабочие вопросы, которые легко решаются в коллективе. Тем более, что коллектив у нас прекрасный.

Что нужно для того, чтобы состояться в профессии?

Кроме любви к своему делу, это еще и возможность видеть результаты своего труда. Видеть, как твои идеи буквально на глазах воплощаются в жизнь – это так здорово! Ведь метро строится на века, а как идея рождается именно здесь, в Институте Генплана Москвы.

Сейчас от утверждения проекта на публичных слушаниях до ввода объекта в эксплуатацию проходит всего порядка пяти лет, в Москве сейчас строится более 10 км в год, а раньше – километра два-три. Запуск линии, ввод в эксплуатацию станций, которые мы проектировали, – знак того, что работали не зря, и все сделали правильно.

Где черпаете вдохновение?

В семье, в общении с близкими. А иногда, чтобы пришло вдохновение, достаточно немного посидеть в тишине. Конечно, как и у всех, у меня бывают периоды, когда хочется просто «сложить лапки». Но такое быстро проходит – долго сидеть без дела не могу.

Что касается увлечений, то одно из главных – чтение. С детства люблю читать. Нравятся русские классики: Чехов, Толстой. Несколько раз перечитывала «Войну и мир». Читаю и каждый раз понимаю что-то новое, каждый раз удивляюсь, насколько актуально все, что написано в этих книгах.

А еще люблю путешествовать – и по России, и за рубежом. Поездки дарят самые яркие впечатления, помогают «перезагрузиться».

Обращаете внимание на то, как устроено метро в разных городах России и мира?

Конечно. Обязательно спускаюсь в метро, если оно есть в городе, где я оказалась. Катаюсь, смотрю, как там все устроено, сравниваю с нашим, хоть и понятно, что Московское метро самое лучшее. В европейских метрополитенах скромная плиточка на стенах, мрачновато. А у нас даже станции на периферии имеют свой узнаваемый стиль. Что уж говорить о центре, там каждая станция – праздник, произведение искусства. Даже не видя названия, каждую сразу узнаешь – достаточно взглянуть на стены, своды потолка, фрески, витражи, скульптуры.

Сейчас звучат мнения, что без всего этого можно обойтись. Достаточно, чтобы на перроне было чисто и светло…

Я против минимализма в метро, его и так хватает вокруг. Мы же каждый день проводим под землей час, а то и два. Хочется, чтобы вокруг была красота, чтобы глаз радовался. А какая радость от серых скучных стен? При строительстве станции ее отделка длится всего несколько месяцев – не годы. Зато потом люди десятилетиями будут любоваться красотой Московского метрополитена. 

6 мин.

Похожие