Александр Колонтай: «Конкурс раскрыл потенциал Москвы как глобального города»

В июле 2011 года было объявлено о расширении территории Москвы в 2.5 раза к юго-западу. Конкурс, посвященный поиску идей развития Московской агломерации, Институт Генплана провел по правительственному заданию уже после расширения города, в 2012 году.

Сейчас конкурсу – 10 лет, он достояние истории, отчего тем более интересен. А замдиректора Института Генплана Александром Колонтаем, который занимался проведением конкурса «Большая Москва», знает о нем, наверное, больше всех. Публикуем его интервью на портале Архи.ру.

Александр Колонтай
Александр Колонтай
заместитель директора Института Генплана Москвы

Наверное, о Новой Москве в честь десятилетия ее образования будут много рассказывать: о том, что строили, как строили, про проблемы расскажут, про успехи, про другие профессиональные и довольно скучные вещи. Я же могу рассказать о главном событии, которое предшествовало появлению Новой Москвы – об организации международного конкурса. О том, что ему предшествовало, как он проходил, чем закончился, а также о том, какие выводы мы смогли сделать в результате.

Предыстория


Какие события предшествовали проведению конкурса?

В 2010 году Москва в форме нового Генплана получила стратегию развития до 2025 года, где было доказано, что устойчивое развитие возможно в сохраняемых границах.Но уже через год с этим не согласилось новое правительство Москвы и Президент России. В 2011 году Москва расширилась, вернее, увеличилась в полтора раза, когда Дмитрий Медведев на Петербургском экономическом форуме сообщил, что создается столичный федеральный округ.

Не все понимали последствия этого. Готовится создание новой административно-территориальной единицы? Изменение границ Центрального федерального округа? Постепенное формирование федеральной администрации, ответственной за комплексное развитие московской агломерации с участием московского городского и областного правительств? 

В сентябре 2011 года правительством Москвы было издано распоряжение о разработке концепции Московской агломерации, где упоминался конкурс, который должен был провести Институт и ответить на вопросы о будущем присоединенных территорий, генплана 2010 года и «столичного федерального округа». Так мы смогли, наконец, заняться подготовкой документа для территории, о которой давно думали, на которую долго смотрели, когда делали генпланы 1999 и 2010 года, когда изучали опыт планирования и управления агломерациями Берлина, Лондона и Парижа.

Напомню, что в постсоветское время в Москву и Московскую область приехало огромное количество мигрантов. Только 60% рабочих мест здесь занимали москвичи, а остальные 40% – приезжие из области и других регионов. Естественно, росла автомобилизация, усиливалась маятниковая миграция, Москва трещала по швам. И все это, миграционный поток, транспортная обстановка, тенденция строительства «второго» жилья или переезд москвичей в пригород, заставляло градостроителей задуматься: что с этим делать?
 

Неужели генплан 2010 года не предусматривал решение этих проблем?

Генплан, который приняли в 2010 году, был не просто рациональным, но позиционировался как «генплан необходимостей», задавая вектор развития каждой территории города, а не только коммерчески выгодной, как это было в предыдущем «генплане возможностей». Генплан 2010 года попытался научно обосновать, при каких условиях удастся снизить транспортную напряженность и достичь баланса между новым жилищным строительством и меняющейся структурой городской экономики.

Например, согласно этому документу, стратегически приоритетной для нового строительства была выбрана не периферия города, а территория между третьим и перспективным четвертым транспортным кольцом, где за счет выноса старых предприятий и интеграции малого кольца железной дороги в структуру городского пассажирского транспорта формировалась будущая Москва. В планах транспортного строительства было открытие к 2025 году большого кольца метрополитена, развитие железнодорожных диаметров, северной и южной хорды и даже футуристическое строительство над железнодорожными магистралями новых автомобильных дорог.

Но если все эти проекты сегодня реализованы или реализуются, решая проблемы «старой» Москвы, зачем понадобилась «Новая Москва»? С чем не согласилось руководство города в стратегии генплана на тот момент? Возможно со стратегией сдержанного жилищного строительства в объеме до 95 млн м2 вместо «инерционных» 110 млн м2 к 2025 году, а также 20 млн м2 сносимого фонда ветхого жилья, к которому генпланом 2010 года были отнесены определенные серии пятиэтажных, девятиэтажных и даже 12-этажных домов. При этом пришлось бы переселять до 1.7 млн москвичей из этого фонда. На тот момент не было ни правовой базы, ни эффективного градостроительного опыта у застройщиков на реализацию такой стратегии. Целесообразным виделось активное новое строительство на свободных территориях, без сноса. Московскую Программу реновации тогда трудно было себе представить.

Более того, новое руководство города, заявив о том, что Москва – это глобальный город, международный финансовый центр, озвучило новые градостроительные вопросы. Например, почему бы не посмотреть на Москву шире, включая ее агломерацию, а в Новой Москве на присоединенных территориях попытаться разместить новый федеральный административный центр с выносом значительной части федеральных объектов из исторического центра Москвы? И это стало задачами конкурса на концепцию развития Московской агломерации.
 
Градостроителям было на что ориентироваться, отвечая на эти вопросы?

Конечно, нам было на что ориентироваться. В 2008 году Париж организовал международный конкурс «Большой Париж», за проведением, ходом и результатами которого мы внимательно следили. В тот момент мы еще не знали, что нас ожидает подобная работа. Тем не менее, мы учились, и именно тогда у нас появился архив проектов и желание посмотреть на Москву как на крупный международный центр.

Мы также учитывали опыт преобразования Большого Лондона или единой агломерации Берлин-Бранденбург. Для изучения опыта формирования нового административного центра была организована служебная командировка в Путраджаю – новую столицу Малайзии как инновационного спутника Куала-Лумпур и последователя экологических идей архитектора Уолтера Гриффина, автора новой австралийской столицы – Канберры.

Организация. Этапы. Удачи


Итак, Институту Генплана было поручено провести подобный конкурс в Москве… 

В декабре 2011 года мы объявили о старте конкурса. В экспертную группу конкурса вошел 41 человек, в том числе представители рабочей группы при президенте РФ, члены координационного совета Москвы и Московской области, Союза архитекторов России, Академии архитектуры, специалисты нашего института и иностранные коллеги, которые работали в Департаментах планирования европейских городов.

Согласно конкурсным условиям, к участию приглашались консорциумы со специалистами, обладающими разными компетенциями и разным опытом, но обязательно включавшие российскую группу. К нашему удивлению, в мире этот конкурс вызвал большой интерес. Мы получили 67 заявок, в том числе 37 от зарубежных коллективов. Принять участие в конкурсе на развитие Большой Москвы стремились авторские коллективы из 21 страны. В итоге было выбрано 10 команд. В четырех из них лидерами выступали российские группы, в остальных шести – иностранцы: это были две французские команды, итальянская, испанская, англо-американская и российско-японская.
 
Какие задачи стояли перед участниками?

Было решено, что в конкурсе будет три номинации: лучшее решение на концепцию развития Московской агломерации, на развитие Большой Москвы и на формирование нового федерального центра. Три этапа проведения конкурса и три проекта, которые должна была подготовить каждая из команд-участниц. Каждый из этих проектов оценивался отдельно, то есть каждая команда могла победить во всех трех номинациях, двух или одной.

Каждый проектный этап включал в себя проведение двух ежемесячных семинаров  и шести семинаров за весь период конкурса. В рамках семинаров конкурсанты докладывали о своей работе, а эксперты оценивали доклады, я выступал в роли модератора. Языком конкурса был английский и русский, а все отчеты делались на двух языках.

На первом этапе, в рамках первого семинара, конкурсанты должны были ответить: может ли Москва быть глобальным городом, чего не хватает столице, чтобы стать крупным международным центром, какие основные решения они видят по всем проектам – по агломерации, по Новой Москве, по федеральному центру?

Полную версию публикации читайте на сайте Архи.ру.

6 мин.

Похожие