Проектируемые проезды не кончаются. Как дают имена улицам в Москве

О правилах топонимики «по-новомосковски» рассказал начальник отдела методического обеспечения Института Генплана Москвы Алексей Галактионов.

В столице насчитывается 5,5 тысяч улиц. Если в старых границах города только 10% пока не имеют названия, то в Новой Москве ситуация противоположная — только 10% улиц уже получили свое имя. При этом на присоединенных территориях продолжается активное строительство и появляются многочисленные «проектируемые проезды». Недавно правительство города утвердило 68 названий для улиц Новой Москвы. Их разработка стала непростым вызовом, так как названия не должны повторяться, а любое переименование влечет смену документов для жителей.

Набережные Афанасия Фета и Реки Незнайки, проспект Магеллана и Старогромовское шоссе, Кавалерийская улица, Ватутинские Пруды и Усадебный Парк… В Москве появляются все новые и новые названия. Их разработкой занимается Городская межведомственная комиссия по наименованию территориальных единиц, улиц, станций метрополитена, организаций и других объектов Москвы. Институт Генплана участвует в ее работе системным образом, поэтому большинство предложений поступает с нашей стороны.

Несколько лет назад нам начал поступать шквал запросов на переименование бесчисленных новых проектируемых проездов. Так, в 2018 году мы получили обращение, в котором речь шла о сотне с лишним безымянных проездов. Всего за четыре года количество прошедших через нас наименований превысило 500 единиц. А проезды, как вы понимаете, и не думают кончаться. Разумеется, основная часть запросов относится к Новой Москве. Присоединенные территории стремительно развиваются. Девелоперам передаются большие участки земли, которые разбиваются улично-дорожной сетью на множество новых кварталов. Кроме того, в ТиНАО остро стоит проблема дублирующихся названий, из-за которых сложно ориентироваться.

Очень ценно, когда заинтересованные застройщики заранее заботятся о том, чтобы называть улицы в своих проектах, и обращаются к нам с идеями. Но, увы, не для всех этот вопрос принципиален. И тогда возникает следующая ситуация: на безымянной улице вводятся корпуса, которым присваивается адрес ближайшей улицы, уже имеющей название. Затем возникает абсолютная путаница: новая улица получает свое имя, но расположенные на ней дома имеют другой адрес.

Город для жизни, а не мемориал

В советские времена задача наименования городских пространств решалась несложным путем. Брали список людей, которые казались наиболее выдающимися на тот момент, и по имени самого первого лица называли наиболее длинную улицу. Второму лицу в перечне давали вторую по длине улицу и т. д.

В 1997 году вышел Закон города Москвы № 40-70 «О наименовании территориальных единиц, улиц и станций метрополитена города Москвы». В этой редакции законодатель четко обозначил свою позицию: город — это пространство для жизни, а не военно-мемориальное кладбище. Документ пересмотрел многие советские постулаты и установил, что основой для наименования улиц должны быть факты исторического и культурного развития района. Например, это могут быть наименования старинных сел, ручьев, урочищ.

С 1960-х годов, то есть с момента предыдущего расширения Москвы, очень активно используется принцип географической проекции. Все улицы, расположенные условно на севере Москвы, могут получить названия по северным городам, рекам, горным хребтам и т. д. Также мы пользуемся тематическими кластерами. Например, появляется новый медицинский центр — и логично будет дать названия улицам в честь выдающихся врачей.

Таким образом, основными являются географический и тематический принцип, а все остальные варианты будут рассматриваться уже после верификации по этим направлениям. Что касается мемориальных названий, то они не являются приоритетными. Давать их можно, но не ранее чем через десять лет с момента смерти человека. Притом этот человек должен иметь прямое отношение к городу либо его имя должно обладать общероссийской значимостью.

Мотивированность названий является обязательным требованием. Например, звание Героя Советского Союза было присвоено 11,5 тыс. человек, а в Москве всего 5,5 тыс. улиц. Даже при всем желании увековечить всех невозможно, поэтому приходится выявлять, насколько человек был связан с Москвой.

Ехал в Казань, а приехал в Рязань

Все названия улиц проверяются на повторяемость в пределах города. И повторяться нельзя даже с самыми красивыми названиями.

Допускается использование так называемых номерных улиц. Например, возле Успенской улицы могут располагаться 1-й, 2-й, 3-й Успенские переулки. При таком подходе самое главное — это не переборщить с номерами.

Также крайне важно, чтобы номерные названия использовались в пределах одного района и, конечно, не в разных концах Москвы. Потому что, если человеку нужна Парковая улица в Митино, а он приехал на 1-ю Парковую в Измайлово — это некомфортная ситуация. Необходимо избегать даже созвучных названий. Известный пример: Дубнинская и Дубининская улицы.

К сожалению, вопрос повторяемости остро стоит на территории ТиНАО. Формально там дублирования нет, так как в адресах используются «четырехэтажные» названия. Например, город Москва, поселение Десеновское, некое СНТ, Полевая улица. Рядом может быть соседнее СНТ с такой же улицей. Если мы отбросим все названия поселений и СНТ, то в Новой Москве можно будет насчитать условно 50 таких Полевых улиц. Дублированием это не является, но для ориентации и удобства такая ситуация представляет проблему.

Срочно меняем все документы

При предыдущем расширении Москвы, когда границы города продлили до МКАД, буквально за несколько лет были ликвидированы дублирующиеся названия улиц. Жители шли на эту меру с сопротивлением, так как им массово приходилось переделывать паспорта и другие документы. Тем не менее работа по переименованию была проделана, причем в сжатые сроки.

В ТиНАО этот процесс происходит, но у нас нет кардинального политического решения в силу социальных последствий. Объективно это спорный вопрос — что лучше: иметь повторы в названиях или заставлять всех менять документы. Наша комиссия имеет установку на будущее — не делать повторяющихся улиц и схожих, созвучных наименований. Но, конечно, с каждой новой улицей работать становится все сложнее и интереснее.

Законодательством предусмотрены серьезные ограничения для переименования. Кроме устранения дублирования в пределах города, предусмотрено еще два веских основания. Во-первых, восстановление исторического названия исключительной ценности (например, Покровка, Солянка, Неглинная). Во-вторых, изменение функционального назначения улицы. Например, изначально был тупик, а затем построили магистраль. Никаких других оснований быть не может. Например, «плохо подумали» или «личность, в честь которой назвали улицу, представляется недостойной», аргументами не являются.

Полную версию статьи читайте на сайте РБК.
 

5 мин.

Похожие