Анна Сомова: делай все, что можешь. Главное – делай!

Просто так бывает: учишься на кафедре ландшафтной архитектуры в московском университете, а потом раз – и уже в пекинском. Заходишь на сайт Института Генплана – и уже проходишь в этом, на минуточку, крупнейшем проектном институте страны, студенческую практику. Становишься лучшей в своей группе – и получаешь гран-при, приз зрительских симпатий, грамоту, а заодно – работу. 

Ладно, все не так просто, но возможно. А про то, как именно это возможно, рассказала Анна Сомова, архитектор оперативной мастерской. 

Какой вуз вы окончили? 

Я окончила балакавриат МГТУ им. Баумана по направлению ландшафтной архитектуры (ранее Московский лесотехнический институт. – Прим. ред). А потом отправила документы в Beijing Forestry University (Пекинский университет леса) по тому же направлению и поступила в магистратуру School of Landscape Architecture (кафедра ландшафтной архитектуры). 

Должна была учиться в Китае 3 года. В конце 2019 года уехала в Москву на зимние каникулы, но тут началась пандемия и вернуться уже не получилось – завершала обучение дистанционно. 

Что было самым важным из того, чему научились в вузах? 

Думаю, самое важное умение, которое мы получаем в вузе, – это умение учиться. Институт – начало настоящей взрослой жизни с ее взрослыми задачами. Мы и учимся их решать, оказываемся в условиях, где приходится самому находить информацию, перерабатывать ее, анализировать, задавать вопросы. Все это очень пригодится в работе – сейчас могу сказать с полной уверенностью.

Второй важный навык – навык общения. Именно институт должен давать коммуникативные навыки. Это время, когда появляются новые друзья, единомышленники, наставники. Умение разговаривать и договариваться с разными людьми – одно из самых важных, приобретенных за время учебы.

В Пекинском университете, кстати, большое внимание уделялось практике публичных выступлений. Любое занятие начиналось с презентации. 10-15 минут каждый из нас отчитывался о своей работе. Не всегда в аудитории находились большие группы слушателей, но они всегда были: преподаватели, однокурсники. Иногда приходили архитекторы, специалисты международных бюро. Когда начался локдаун и мы учились дистанционно, такие же презентации проходили в Zoom. Поначалу было тяжело – говоришь на чужом языке, волнуешься, понимают ли тебя. Но после пары лет упорных тренировок стало намного легче.

Когда защищали проект по итогам студенческой практики, было уже не страшно?

Это совсем другое! Мы должны были защищать свои проекты перед комиссией, в которой были директор института, заместитель директора, руководители мастерских… Как не нервничать? В институте перед тобой твои однокурсники, студенты, а здесь – архитекторы, градостроители с большим профессиональным опытом. И надо рассказать о своем проекте так, чтобы всем была понятна его идея.

Как попали на студенческую практику Института Генплана?

Деятельность института меня интересовала давно. Читала ваш сайт, думала, как круто, наверное, было бы работать в таком месте. Потом уехала в Китай, началась пандемия, я вернулась в Москву и устроилась на работу, но все равно эти мечты меня не покидали. Вот в очередной раз сижу, обновляю сайт, а там большими буквами объявление вверху главной страницы: «Стажировка и практика в Институте Генплана Москвы». 

О, думаю, то, что мне нужно. Отправила портфолио, хоть и сомневалась, что получится попасть на практику в крупную государственную организацию. Была уверена, что понадобится заполнить кучу документов и пройти кучу согласований. Оказалось, все не так страшно – все просто и доступно, а главное, очень интересно. 

Что делали на студенческой практике?

В 2021 году стажировка проходила в формате воркшопа – было 4 группы с разными программами, в каждой из которых студенты работали над своими проектами под руководством кураторов. В группе Максима Гурвича «Город в городе» мы разрабатывали айдентику объединенной территории районов САО: Дмитровский, Западное Дегунино, Восточное Дегунино и Бесудниковский. Нужно было найти потенциал развития этой территории как самостоятельной многофункциональной городской единицы, понять, чем она отличается от других, в чем ее специфика, особенность, индивидуальность. 

В чем суть вашего проекта?

Прежде всего, меня интересовала история места, ее краеведческая составляющая. Например, мне посчастливилось выяснить, что в XIX веке в Дегунино были кирпичные заводы, а из кирпичей с клеймом этих заводов построены многие здания в Москве.

Я подумала, что эта история будет интересна не только мне, и предложила систему навигации, подобную клейму на кирпиче – QR-коды, ведущие на различную информацию о районе, его истории и жителях. Так человек, живущий сейчас в Дегунино, сможет проследить, как менялось это место, какими были люди, жившие здесь прежде, узнать их истории, посмотреть фотографии. Вот такая идея, довольно простая в реализации и не требующая больших финансовых затрат.

А как получили работу в Институте Генплана?

После студенческой практики меня пригласили на собеседование. И вот теперь я архитектор в оперативной мастерской Института Генплана. 

Над какими проектами сейчас работаете? 

Сейчас в институте идет работа над мастер-планом Кавказских Минеральных Вод. Сначала разрабатывали концепцию, готовили промежуточные презентации, потом итоговую. Лично я занимаюсь событийным наполнением территории агломерации Кавказских Минеральных Вод. 

Событийный туризм – это история про то, благодаря каким мероприятиям можно привлечь в регион больше людей, что должно появиться в КМВ, чтобы сюда приезжали отдыхать не только летом. 

Администрации городов ждут увеличения туристического потока, хотят развиваться именно в этом ключе и не удивительно – внутреннему туризму сейчас уделяется огромное внимание. У Кавказских Минеральных Вод есть все шансы стать по-настоящему востребованным и современным туристическим центром, но для этого территория агломерации должна отвечать потребностям туристов, должна достойно принимать гостей.

Уверена, это возможно – сохранить историческое наследие региона, максимально бережно отнестись к тому, что досталось нам в наследство, дополнив современной инфраструктурой. Это важно сделать.

Что самое интересное в вашей работе?  

Не могу сказать, что в моей работе есть что-то неинтересное. Просто на какие-то задачи тратишь больше сил, а какие-то выполняются легко. Конечно, многому еще предстоит научиться. Бывает тяжело, но узнавать новое все равно невероятно интересно. За десять месяцев работы здесь еще ни одного дня скучно не было. 

К чему стремитесь в профессиональном плане? Есть ли какая-то профессиональная вершина, которую бы хотели покорить?

Сейчас я просто радуюсь тому, что делаю. Учиться дальше хочу, может чуть позже, но обязательно. Хочется узнать, как работают и как мыслят другие люди в градостроительной сфере и смежных областях. В общем, если говорить о далеких планах, то есть планы когда-нибудь заняться преподавательской деятельностью параллельно с практической работой.

Есть какое-то хобби, увлечение? 

Да, хобби есть. Я люблю собирать коллекции: монетки разных стран, старые календарики, открытки. Коллекционирую альбомы с цветами, составляю гербарии – до сих пор осталась привычка со времен изучения дендрологии в институте.

Занимаюсь активными видами спорта, любимое зимнее увлечение – сноуборд. Уже жду начала зимнего сезона, чтобы поехать кататься. 

Что посоветуете человеку, который увидел объявление о практике в Институте Генплана и сидит в раздумьях?

Поскорее отсылать свое портфолио и не раздумывать. 

Конечно, студенты всегда всего боятся. Боятся конкуренции, боятся, что от них будут хотеть слишком многого, боятся сделать ошибку. Совет тут простой: делай все, что можешь, как можешь. Главное – делай. Если ты ошибся, то тебе скажут, что не так, и это будет уроком. В другой раз ошибки не сделаешь. Любая критика полезна, даже если критикуют в жесткой форме. Надо извлекать пользу из любых слов о твоей работе. 

6 мин.

Похожие