Сергей Лукьяненко: от качества нашей работы зависит судьба проекта

Когда проект существует только «на бумаге» – в чертежах, схемах и цифрах, очень сложно представить его в «реальной жизни». Какие деревья вырастут вдоль новых улиц, куда поедут автобусы и трамваи, какие дома появятся рядом и как возле домов будут играть дети, представляете?

А специалисты сектора 3-D моделирования могут не только все это представить, но и создать яркую и четкую картинку – визуализировать проект. О том, как они это делают и почему их работа так важна, рассказал начальник сектора Сергей Лукьяненко.

Как и почему выбрали профессию? Что повлияло на этот выбор?

Рисовать начал раньше, чем ходить, если верить маме. В детстве меня больше всего увлекали автомобили, лет до 13 был уверен, что стану промышленным дизайнером. Что касается интереса к архитектуре, то он проявился позже, но неявно существовал всегда – мой отец когда-то очень хотел быть архитектором и мне передалось это стремление.  В общем, заниматься подготовкой к вузу я начал еще в 8 классе, других вариантов для себя не видел.

Какой вуз вы окончили? Что было самым важным из того, чему там научились?

Окончил Воронежский государственный архитектурно-строительный университет (сейчас Технический). Первые 3 курса не мог понять, в чем же заключается моя профессия – мы то рисуем и фантазируем, то чертим, то изучаем нормы. В общем, самое важное, чему меня научил институт, это самостоятельность.

Помните, как устроились в Институт Генплана? О чем мечтали тогда?

Я пришел в Институт Генплана, в мастерскую проектирования объектов городской среды, которой руководит Анна Иванова, потому что мне всегда хотелось работать с масштабными проектами в профессиональной команде.

На тот момент у меня был уже довольно обширный опыт работы в Воронеже, поскольку приходилось заниматься всем подряд, от павильонов до больших парков, но проекты Института с проектируемой площадью по 100 Га и больше меня поразили. С таким я не сталкивался еще, но именно об этом мечтал. Правда, есть у мега-проектов и обратная сторона – на их реализацию уходит много времени. Так что теперь мечтаю увидеть свою работу «в камне».

Чем занимается ваш отдел?

Отдел занимается 3-D визуализацией проектов, которые разрабатывают в Институте, но это только одна из наших задач. Мы также занимаемся разработкой дизайн-кодов, вопросами благоустройства, комфортной среды, туристических кодов. Например, в рамках одного из наиболее крупных проектов отдела мы придумываем, как должны выглядеть в стране курортные города, то есть разрабатываем для этих городов туристический код.

Наша работа с включает в себя разработку дизайна территории, архитектурных решений, навигации. Это набор правил и элементов, которые необходимы данному месту, чтобы оно было потенциально привлекательным для туристов, это ответы на вопросы, какими должны быть фасадные решения, вывески на зданиях, какие могут использоваться цвета, освещение. В итоге получается целый альбом на 200 с лишним страниц, детально иллюстрирующий проект. Кроме этого, мы делаем и видеоролики с визуализацией.

Еще в качестве конкретики можно вспомнить Якутск, для которого мы разрабатывали и планировочные фрагменты, и визуализации среды, и нежилые объекты и отдельные предложения по дизайн-коду.

Почему ваша работа важна?

Потому что 3-D визуализация проекта – это его лицо. Для всех важна картинка, изображение, которое показывает, как будет выглядеть реализованный проект. Все хотят видеть, что получится в итоге, и визуализация в этом помогает.

В Институте разрабатываются материалы, без которых невозможно городское развитие, это большая работа, в которой мы тоже участвуем наряду с другими отделами и мастерскими. Наша часть работы заключается в том, чтобы сложные документы, схемы и чертежи сделать понятными и наглядными. Так что от качества именно нашей работы зависит, как воспримут проект, то есть зависит его дальнейшая судьба.

Какими из проектов, которыми занимались в Институте, гордитесь особенно? 

Работы было очень много, но пока я всё еще считаю это притиркой, подготовкой к чему-то более великому и качественному. Я очень критично отношусь к своей работе, поэтому о гордости тут речи не идет, но из важного вспоминаются конкурсы по Якутску (Институт Генплана занял 1 место) и Мурманску (вошли в число финалистов). В Мурманске мы выступали в роли Генпроектировщика, от начала и до конца занимаясь разработкой Архитектурной концепции благоустройства территории площади Пять Углов. За эту работу мне точно не стыдно.

Я больше горжусь нашим коллективом. Вместе с Анной Ивановой постепенно его собирали, выстраивали работу, обучали сотрудников. Сейчас я с уверенностью могу сказать, что наша рабочая группа превратилась в настоящую команду. Многие рутинные вещи, которые ранее выполняли месяцами, теперь делаем феноменально быстро, за 2-3 дня.

Что самое интересное в вашей работе?

Возможность заниматься разнообразными вещами, для чего нужно иметь множество компетенций. Мы никогда не получаем проект в том виде, где все уже разложено для нас по полочкам, постановка задачи может ограничиться просьбой «сделать красиво». И мы, конечно, делаем – то есть самостоятельно продумываем планировку, архитектуру, мелкие детали. Необходимо разбираться в малых архитектурных формах, материалах, освещении и растительности, чтобы всё по итогу визуализировать на высочайшем уровне.

К чему стремитесь в профессиональном плане? Есть ли какая-то профессиональная вершина, которую бы хотели покорить? 

Я развиваюсь сейчас как руководитель, как архитектор и как визуализатор. Хотелось бы достичь профессиональных высот по каждому из этих пунктов, не могу выбрать среди них один. А интерес у меня вызывают проекты общественных пространств и сложные задачи в 3D.

Что вас особенно радует в вашей работе?

Радостно, что могу научить сотрудников сектора делать очень сложные вещи за короткий срок. У меня не было такого наставника, приходилось разбираться с многими техническими сложностями годами.

Что нужно для того, чтобы состояться в профессии? Каким нужно быть?

Нужно быть очень усидчивым. Работать по 24 часа без сна многим кажется ненормальным, а для меня это норма. Более того, такая работа вызывает во мне азарт.

Что вызывает интерес вне работы (хобби, увлечение)? Как отдыхаете от работы?

Люблю путешествовать, пока еще ни одного отпуска не провел дома. Сейчас есть сложности с поездками за границу, но доступно немало маршрутов внутри страны, я вот не так давно побывал в Карелии. Да и в самой Москве есть возможность провести выходной с удовольствием и пользой – сходить в музей, например. За три года я посетил несколько десятков музеев, хотя, конечно, далеко не все.

Какие советы можете дать молодым специалистам, которые только начали свой профессиональный путь в Институте?

Не искать простых и понятных задач. В архитектуре много направлений и все они интересны по-своему. Нужно быть разноплановым и универсальным, тратить больше времени на самообразование, не отказываться ни от каких задач. Мне, например, приходилось делать и рабочую документацию на газопровод, и реставрацию зданий, и эскизы парков будущего. Сейчас и в голову бы не пришло пожалеть, что занимался этим. Плохой работы не бывает. Любой опыт полезен.

5 мин.

Похожие