Александр Плеханов: мы формулируем принципы создания территорий самого высокого качества

С чего начинается работа над проектом в Институте Генплана? Откуда берутся идеи развития территорий, которые потом воплощаются в жизнь, становятся реальными и осязаемыми? Сложно ли формулировать новые смыслы, а потом еще и объяснять всем, почему предлагаешь сделать так, а не иначе?

Сложно, конечно, но и интересно же! А что еще интересного в работе отдела концептуальных и исследовательских разработок? Что вдохновляет и испытывает на прочность, требует рефлексии и позволяет гордо улыбнуться? Об этом и не только рассказал Александр Плеханов, главный архитектор проекта этого отдела.

Александр Плеханов, главный архитектор отдела концептуальных и исследовательских разработок Института Генплана
Александр Плеханов, главный архитектор отдела концептуальных и исследовательских разработок Института Генплана

Как и почему выбрали профессию? Что повлияло на этот выбор?

Мой отец был архитектором, он является автором многих знаковых объектов в Москве, например, высотки в Оружейном переулке (многофункциональный комплекс «Оружейный»). Глядя на то, чем он занимается, наблюдая за его работой, я и выбрал профессию.

Какой вуз вы окончили? Что было самым важным из того, чему там научились?

Окончил Архитектурный институт в Москве. Самое важное из того, чему научился в МАРХИ – это развитие образного и объемного мышления, расширение границ восприятия мира.

Как оказались в Институте Генплана?

После окончания института почти три года проработал в Моспроекте-2, а в 2014 году в частной архитектурной компании познакомился с Петром Быстровым, сегодня он – начальник одной из архитектурно-планировочных мастерских Института Генплана. Быстров привел меня и нескольких моих коллег в Институт как уже сработанную команду. С тех пор я работаю здесь 8 лет, из них почти два года – в отделе концептуальных и исследовательских разработок.

В чем суть работы отдела концептуальных и исследовательских разработок?

Концептуальные разработки, которыми занимается наш отдел – это, фактически, начальная стадия работы над проектом, когда ведется поиск и формирование идей, основных принципов, по которым будет развиваться территория, исходя из ее особенностей.

Например, когда в архитектурно-планировочном объединении территориального развития (АПО ТР) разрабатывали несколько разрозненных ППТ в Казани, они пригласили нас совместно поработать над идейной составляющей. «Лоскутное» проектирование ППТ мы заменили на комплексный подход к развитию территорий заказчика и прилегающих к ним городских территорий. В дальнейшем наш отдел проработал и предложил идеологию развития отдельных «центров» со своей «специализацией», сформированные различными подходами, а потом с коллегами из АПО ТР мы «упаковали» все идеи в единый продукт.

Что самое сложное в вашей работе?

Сложно формулировать новые смыслы, находиться на старте проекта, на самом его острие. Сложно в самом начале большой работы объяснить, почему и для чего мы предлагаем что-то сделать на конкретных территориях. Ведь объяснить все нужно четко и ясно, а не общими словами из серии: «создать качественную городскую среду».

А самое приятное что?

Приятно, когда удается справиться со сложной задачей, разобраться в ней досконально, разложить по полочкам, а потом убедить всех, что твоя идея заслуживает воплощения в жизнь.

Наконец, приятна сама возможность менять городское пространство, делать его лучше. Я помню столицу еще 10 лет назад: грязь, автомобили на тротуарах, множество кричащих вывесок и наружной рекламы, темные дворы, разваливающиеся пятиэтажки. Помню, что скоростной внеуличный транспорт не ходил за МКАД. Сейчас Москву не узнать. Реализуются различные городские программы, стало легче передвигаться на транспорте и пешком, город стал не просто комфортнее – он стал городом, где приятно жить.

Помните свою мечту, когда пришли сюда работать? Удалось ее воплотить?

Я хотел участвовать в значимых проектах Москвы и оставить осязаемый след в истории развития города. Частично моя мечта уже осуществилась и осуществляется в данный момент. Да, быть причастным к чему-то близкому и при этом вечному – это все-таки очень приятно.

Какими из проектов, которыми занимались в Институте ранее, гордитесь особенно?

Сложный вопрос. Мы постоянно развиваемся, рефлексируем. То, что было сделано раньше, сейчас может казаться наивным, либо и вовсе уже переделано другими людьми, ведь проекты большие и разрабатываются по 5 и более лет. Если брать период 1,5-2 года в Управлении перспективных проектов, то особенно важными работами с точки зрения подходов к формированию качественной городской среды и принципов связности территорий я считаю концепцию пешеходных пространств Большого Сити, апробацию подхода к выполнению пилотных проектов вылетных магистралей –  Кутузовского проспекта и Варшавского шоссе, а также концепцию поселения Вороновское.

Расскажите поподробнее о концепции пешеходных пространств Большого Сити.

Сити, который все мы знаем, несколько башен на небольшом клочке земли – это так называемый ММДЦ Москва-Сити. Все что вокруг – планируемая территория Большого Сити, более тысячи гектаров. Сейчас в ММДЦ Москва-Сити особо не погуляешь, сложно перемещаться даже между башнями, не говоря уже про связность с соседними территориями. У нас же была идея сделать эту территорию удобной для перемещения людей, то есть придумать, как и где можно будет лучше пройти, какие пешеходные связи требуется создать, как изменить схему движения транспорта, и изменить соотношение площади «принадлежащей» автотранспорту в пользу пешехода.

Над какими проектами работаете сейчас?

Сейчас параллельно идут несколько проектов. В частности, продолжается работа над проектом Южного порта с увязкой транспортного каркаса и инженерных коммуникаций. Кроме того, с коллегами из архитектурно-планировочной мастерской №4 мы работаем с «Восточной дугой» в Казани. Это незастроенные территории периферии города, где предлагается единая концепция с глобальными идеями продления метро и строительством скоростного трамвая, «green trail» вдоль всей территории для раскрытия природного и ландшафтного потенциала, специализацией «городков» вдоль всей «Восточной Дуги». То есть мы там не просто «спальники» рисуем, а формулируем и применяем подходы и принципы к созданию новых территорий действительно высокого качества.

К чему стремитесь в профессиональном плане? Есть ли какая-то профессиональная вершина, которую бы хотели покорить? 

Хочу реализоваться как автор конкретного места в Москве или любом другом городе, а также получить опыт работы за рубежом – это был бы интересный жизненный кейс.

Что нужно для того, чтобы состояться в профессии? Каким нужно быть?

Нужно быть уверенным в себе, решительным, инициативным и терпеливым. По-другому тебя не заметят. Важно заниматься саморазвитием, постоянно изучать и открывать для себя что-то новое, быть пытливым, искренне интересоваться профессией и, конечно, получать удовольствие от того, что ты делаешь.  

А каким качеством гордитесь в себе?

Важная черта в моем характере – сила воли. Думаю, именно благодаря этому качеству я двигаюсь вперед как в личном, так и в профессиональном плане.

Мне нравится проверять себя «на прочность», если речь идет о приобретении новой полезной привычки или избавлении от привычки дурной. Пример банальный, но если решил бросить курить, то брошу, если решил заниматься спортом – буду заниматься. Новое «испытание», которое недавно себе устроил – лечебная голодовка, хотя я люблю поесть. Благодаря силе воли я и с этим справился.

Что у вас вызывает интерес вне работы (хобби, увлечение)? 

Очень люблю спорт: йогу, велосипед, бег. Часто на работу и с работы еду на велосипеде около часа – и тренировка, и подумать можно, не надо специально выделять время для того, чтобы «побыть наедине с собой». Йога – особая любовь, помогает привести голову в порядок и размять тело после долгой сидячей работы.

Из дорогостоящих увлечений – путешествия. Объездил больше 30 стран (Европа/Азия), в некоторых был 3-4 раза. И это не «пакетный» туризм, а настоящие путешествия, которые я продумываю самостоятельно. Хотелось бы еще посетить Южную и Северную Америки, Австралию, Японию. Страсть к таким путешествиям – неотъемлемая часть меня. Мне важно расширять горизонты, ломать собственные стереотипы. Лучше всего это удается в зарубежных поездках, потому что там больше отличий от привычных реалий: язык, ментальность, среда, праздники, кухня, режим, люди.

И напоследок: в чем суть профессии архитектора?

Суть ее в том, чтобы люди в городах, которые мы проектируем, классно себя чувствовали. Ведь жить в красивом и комфортном доме для каждого из нас так же важно, как есть и пить. Именно архитектура влияет на наше самочувствие и состояние, как психологическое, эмоциональное, так и физическое.

Удобные дома, просторные улицы, парки, в которых нравится гулять, бегать, кататься на велосипеде… Все это – среда, которую создают архитекторы и градостроители, и все это оказывает на людей положительное влияние, даже если они этого не замечают.

Если бы вам предложили выбрать профессию заново, выбрали бы другую?

Нет.

7 мин.

Похожие