Правительство
Москвы
Телефон: +7(499) 250-95-96
Отправить заявку

О сохранении и преемственном развитии городского силуэта Москвы

Е.Е. Соловьева

Чрезвычайная выразительность силуэта застройки города отмечалась всеми известными путешественниками, попадавшими в Москву в XVI–XVIII веках (рис.1). 

 

1. Панорама Москвы, конец XVII в. Гравюра с рисунка Н.Виксента.

Синусоидальный ритм городского силуэта создавался вертикалями церковных колоколен, главок, купольных завершений, башнями Кремля. Их объемы, имевшие пирамидальный характер построения, обретали устойчивую базу в виде распластанных низких трапезных, галерей, малоэтажной жилой застройки, создававших нейтральный фон, выгодно подчеркивавших их устремленность в небо. Это, с одной стороны, создавало ощущение монументальности застройки города, а с другой, обеспечивало изящную легкость линии ее силуэта. 
Местоположение городских вертикалей в крупных городских узлах: в центральной крепости, в локальных слободских и религиозных центрах, на городских площадях, вдоль главных дорог, а также на высоких отметках рельефа и по бровкам приречных холмов – делали легко читаемой функционально-планировочную и пространственную структуру города. 
Взаимодействие и взаимообусловленность таких компонентов, как застройка, природный ландшафт и планировка, создали уникальный культурный ландшафт Москвы. Широкие долины рек, активный рельеф местности обеспечивали многообразие возможностей его визуального восприятия. Важной составной частью видовых раскрытий культурного городского ландшафта являлись большие массивы зелени. 
Можно вспомнить удивительно точное наблюдение выдающегося краеведа и историка Москвы Е.Николаева, отмечавшего принципиальное различие в формировании структуры визуальных взаимосвязей Санкт-Петербурга и Москвы. Если в первом случае направление визуальных осей, связывающих силуэтные доминанты, совпадает с осями уличной сети, то в Москве с ее ярко выраженным рельефом сетка визуальных связей силуэтных доминант накладывается на уличную сеть, не совпадая с ней, что значительно усиливает выразительность культурного ландшафта города.
Некоторое снижение композиционной активности городского силуэта произошло постепенно за счет увеличения масштаба фоновой застройки в XIX – начале XX веков. Появление крупных доходных жилых домов и общественных зданий умалило значимость городских доминант XVI–XVIII веков (рис.2). О попытке создания нового масштаба городских вертикалей говорит возведение во второй половине XIX века храма Христа Спасителя. Довольно лапидарный и помпезный объем этого сооружения не отличался тонкостью архитектурного решения, его силуэтное завершение далеко от изящества московских доминант XVI–XVIII веков. Однако композиционный приоритет последних все еще был очевиден именно благодаря активному характеру пирамидального построения объема и выразительности силуэта. 
Кардинальная трансформация характера городского силуэта произошла во второй половине XX века в связи со сносом большого числа храмовых комплексов. Попытка восполнить эти утраты за счет постановки в 1940-1950-х годах высотных зданий не вернула ей в полной мере композиционной насыщенности и разнообразия. Новый гипермасштаб застройки при попытке сохранить традиционный характер городского силуэта представляет собой застройка набережной Тараса Шевченко. Как положительный момент, свидетельствующий о намерении поддержания исторических традиций в этот период, можно отметить ярусное построение и активное силуэтное завершение новых градостроительных доминант, создающих систему общегородских ориентиров, а также тонко детализованный, насыщенный композиционными и силуэтными акцентами уличный фронт.
 

2. Ильинка. Вид от Ильинских ворот.

Следует отметить, что в этот период четко прослеживалась традиция фиксации крупных городских планировочных узлов постановкой городских вертикалей. Так высотные здания на Смоленской площади, на площади Восстания и у площади Красных ворот были поставлены вдоль трассы Садового кольца на ее пересечениях с крупными городскими магистралями. Гостиница «Украина» встала на вновь образованной трассе Кутузовского проспекта, на повороте Москвы-реки; гостиница «Ленинградская» – у площади трех вокзалов. Здание Московского университета на Воробьевых горах акцентирует самую высокую точку рельефа в ареале исторического города. Однако высотное здание на Котельнической набережной, поставленное у слияния рек Москвы и Яузы, полностью нивелировало рельеф Швивой горки и композиционную активность храма Никиты Мученика. К сожалению, в данном случае задача формирования новых характеристик городского силуэта и нового композиционного узла разрешилась не в пользу сохранения исторического ландшафта, что, по нашему мнению, должно быть поставлено во главу угла при принятии любого градостроительного решения. 
Значительный ущерб композиционной системе городского пейзажа был нанесен крупномасштабным строительством 1960-1980-х годов. Игнорирование вопросов креативного решения проблемы формирования городского силуэта, произошедшее в результате смены эстетических концепций, привело к включению в ценные городские панорамы и виды диссонирующих объектов повышенной этажности. Прямоугольные объемы высотных «коробок» нарушили традиционные принципы и приемы формирования силуэта города, а также композиционно-пространственные и визуальные взаимосвязи между историческими доминантами – храмами, в ряде случаев исключив их из участия в городском пейзаже. Эти тенденции продолжаются в настоящее время. Растущие как грибы высотные объекты зачастую размещаются без учета их перспективного композиционного взаимодействия с историческими градостроительными доминантами (рис.8). При зрительном восприятии высотных объектов с трасс улиц происходит их визуальное «наложение» друг на друга (рис.9). 
Более того, нарушается традиция адекватной акцентировки особенностей планировочной структуры и природного рельефа. Высотные объемы размещаются без должного учета функционально-планировочной структуры города. В настоящее время не приходится говорить о том, что сложившийся городской силуэт как образная характеристика культурного городского ландшафта Москвы отличается большой выразительностью и продуманностью.
По всей видимости, в целях сохранения традиционного характера городского силуэта, исторической застройки следовало бы строго запретить появление новых крупномасштабных объемов, изменение отметок природного рельефа, а также предусмотреть сохранение композиционного приоритета исторических доминант, природного озеленения, элементов гидрографической сети, которые являются неотъемлемой составной частью культурного городского ландшафта.
Основой преемственного развития городского силуэта является соблюдение традиционных принципов его формирования, в том числе: размещение градостроительных доминант на значимых узловых местах функционально-планировочной структуры, а не в случайных местах по воле заказчика, основная задача которого зачастую – выжать побольше прибыли из своего участка; акцентировка, проявление характера природного рельефа, гидрографической сети города, а не поглощение их новой гипермасштабной застройкой. Трудно переоценить значения природного рельефа города в формировании городского силуэта. Общегородская возвышенность «Воробьевы горы», имеющая самые высокие в ареале исторического города отметки рельефа, и расстилающаяся перед ней долина делают уникальной московскую ситуацию, где существует возможность панорамного раскрытия города в целом. Именно с этих точек, оформленных как общегородская смотровая площадка, существовала и существует возможность восприятия большей части городских доминант. Это делает особо важной проблему креативного формирования силуэта города. Локальные возвышенности, прилегающие к приречной долине (такие как: «Заяузье», включающее Швивую горку, «Таганский холм», район Волгоградского проспекта между площадью Крестьянской заставы и Новоостаповской улицей, «Кремлевский холм», район Покровского бульвара между Хохловской площадью и улицей Обуха, вместе с Ивановской горкой), обусловливают повышенную вероятность включения формирующей их застройки в широкие панорамные раскрытия с набережных и мостов по Москве-реке. Одним из негативных примеров безответственного отношения к проблеме формирования городского силуэта служит появление в панораме застройки Кремлевской набережной, куда входит и ансамбль Московского Кремля, 16-этажного жилого дома в Б. Афанасьевском пер., 11/13. Широкое пространство Москвы-реки определяет значительный «визуальный коридор», в который попадает застройка, расположенная на довольно далеких от реки расстояниях. 
 

3. Вид комплекса «Москва-Сити» с набережной Тараса Шевченко. Фотоснимок 2008 г.

Застройка, формирующая территории в зонах повышенных отметок рельефа, тяготеющих к основным водоразделам, и удаленная от визуальных коридоров вдоль приречных долин (например, район между Тверской, 1-й Тверской-Ямской улицами, Малой Дмитровкой и ее продолжением – Долгоруковской улицей, район Маросейки-Покровки, «Сретенский холм» и проспект Мира), имеет значительную вероятность включения ее в панорамные раскрытия с дальних точек городских пространств, расположенных на высоких точках рельефа (а именно с «Воробьевых гор»). Все вышеупомянутые территории относятся к зонам «активного» рельефа, что требует особого контроля за высотными и силуэтными характеристиками объектов нового строительства повышенной этажности. 
Одно из важных условия преемственного развития городского силуэта – ярусный, пирамидальный характер формирования объема градостроительных доминант, активное силуэтное завершение уходящего вверх объема. Разумеется, впечатление активной линии силуэта может быть создано не только ярусным построением отдельных зданий, но и целого комплекса застройки. Активная линия силуэта застройки нового городского центра «Москва-Сити» явное тому подтверждение (рис.3). 

Используя этот сайт, вы подтверждаете свое согласие на использование файлов cookie в соответствии с Политикой ГУП «НИ и ПИ Генплана Москвы» в отношении обработки персональных данных пользователей