«Технология или экология: глобальные вызовы»

Эссе заместителя руководителя НПО комплексных и стратегических разработок Института Генплана Москвы
Дмитрия Некрасова

Введение

На изломах истории, когда решаются судьбы стран и народов, мы, люди, особенно остро ощущаем потребность познать свое прошлое, разгадать причинность событий, потрясающих общество, установить их подлинный смысл. Анализ ретроспективы дает нам возможность глубже понимать процессы и их закономерности. Объективное научное знание об истории цивилизаций универсально, применимо к прошлому любой страны, многолинейно и многовариантно, оно очеловечивает историю, т. к. человек — начало и конец истории.

Глобальные вызовы в среде обитания, связанные с выживанием человечества на Земле, угрозы биосферных, экологических, техногенных катастроф, демографические, социальные проблемы и т. п. уравнивают все человеческие цивилизации в способе противостояния, суть которого — необходимость научно-технического развития. Цивилизация, выживая, развивается, в результате история человечества представлена в виде ступеней научно-технического прогресса. Именно необходимость развития привела к созданию общепланетарных систем информации, связи, транспорта, торговли и прочих подсистем современной техносферы.

Уровень угроз, доступность ресурсов и технологическая вооруженность определяла и определяет социальное и экономическое устройство социума. И как бы ни старались духовные практики и как бы нам ни хотелось им следовать, мы вынуждены констатировать объективность детерминизма в нашем мире. Оглядываясь назад, мы понимаем, что люди неолита со своими палками-копалками в условиях жесткой нехватки ресурсов вынуждены были объединиться в свой первобытный коммунизм, так же как развитие оружия обусловило крепостную архитектуру, феодальное устройство и ограниченность территорий выплеснули экспансию крестовых походов, а изобретение двигателя внутреннего сгорания определило текущий экономический базис.

Мы все это знаем, но как это нам поможет в будущем, спросите вы. За мной, мой читатель! Призывая словами классика, я предлагаю вам сконструировать мир будущего сегодня. У нас есть все, что для этого нужно. Мы знаем, какие технологические сферы имеют потенциал к развитию, в достаточной степени представляем себе угрозы изменения среды обитания, также в нашем арсенале есть методы прогнозирования и моделирования сложных систем. Остается скомбинировать наиболее вероятный сценарий с помощью технологий футурологов и игропрактик.

В результате форсайта мы прояснили, что Москва — безусловно глобальный город, и конструировать его будущее без рассмотрения глобальной повестки как минимум самонадеянно. Именно на этом масштабе я и акцентирую свое повествование.

Сегодня есть как минимум три связанных процесса, которые тянутся в столетний горизонт. Они видятся весомыми и определяющими даже более, чем вопросы демографии. Демографические тренды работают на горизонтах 30–50 лет, но нам нужно заглянуть подальше.

Процесс с климатической повесткой

Первый процесс связан с климатической повесткой — ее важность определена моделями в 1970-е годы в докладах Римского клуба «Пределы роста». Базовые прогнозные результаты тех моделей подтверждаются. Если раньше данная повестка была уделом левых интеллектуалов, то сегодня она становится основой национальной, технологической, экономической и социальной государственной политики.

Процесс с экологической повесткой

Мы ожидаем в течение 100 лет достаточно устойчивый рост средней температуры около поверхности земли. Парижские соглашения, которые сегодня начинают форматировать политику все большего числа государств, исходили из предположения о том, что среднегодовой рост температуры к 2030 году составит около 1,5 % относительно существующей ситуации. Для России до последнего времени эта повестка была сугубо внешней, и весь политический дискурс был сосредоточен вокруг того, кто кому должен заплатить углеродный налог.

Между тем данные международного наблюдения (НАСА, Северо-восточной станции РАН) фиксируют совершенно другую динамику развития — только за один 2020 год среднегодовая температура на планете выросла от 0,5 до 0,9 °С по сравнению с предыдущим годом. Это означает, что все модели международных соглашений необходимо пересмотреть, и в этом смысле всю политику, которую сегодня осуществляет Российское государство с точки зрения адаптации к Парижским соглашениям (выпуск зеленых облигаций и т. д.), мы вынуждены будем переформатировать — в силу того, что соглашения не отвечают ни на подлинный вызов, ни на реальный уровень угрозы.

Более того, как показывают данные наблюдений, Земля греется неравномерно: есть территории, в которых средний рост температуры составил не 0,5 °С, а до 5 °С, то есть они нагреваются в 10 раз быстрее, чем вся Земля в среднем. И эти области аномального роста расположены в Российской Федерации. Мы находимся в самом центре глобальных климатических изменений. Территория Западной и Восточной Сибири, побережье Северного морского пути — это те локации, где изменения происходят прямо сейчас со стремительной скоростью. Это означает, что реальность, в которой мы будем жить ближайшие 100 лет, подразумевает постоянный рост средней температуры.

Рост среднегодовой температуры тесно связан с другим треком, который называется «энергетический переход» (отказ от сжигания топлива в пользу работы с электричеством). Данный процесс представляет из себя существенную системную трансформацию технологических цепочек. Вполне возможно, что баланс радикально изменится в сторону электричества в пределах 50 лет.

Процесс с перезапуском глобализации

Третий процесс — совершенно новое явление, которое связано с перезапуском глобализации. В ближайшие 10–15 лет мир неизбежно будет искать новые модели глобализации. Однако описываемое мной явление — совершенно нового класса и выступает в форме сквозной глобальной политики. Если прежде в качестве сквозных глобальных процессов выступали финансовая (долларовая) политика и инфополитика (интернет), то в горизонте 10–15 лет нас ждет сквозная глобальная политика учета углеродного следа. Данная новация трансформирует логику экономических зачетов через пересчет углеродной эмиссии (следа) и введет в оборот дополнительный эквивалент стоимости. Этот элемент будет постепенно включен в экономические отношения в ближайшие 15 лет, что предвещает достаточно радикальное изменение системы отношений. Будут созданы методики системы измерителей и введены в эксплуатацию на базе уже действующей технологии блокче́йн. Это большой новый рынок, который готов к развертыванию в ближайшие годы, и до 2035 года политика учета углеродного следа проникнет на уровень жизни каждого из нас.

Весь набор развиваемых технологий можно разделить на три последовательные волны.

Технология первой волны — цифровизация — на сегодняшний день уже состоялась, она будет стремительно реализовываться и при этом уходить из общественной повестки в повсеместную рутинную технологическую интеграцию платформенной поддержки глобальных процессов.

Технологии второй волны — водород, топливные элементы, электричество, новые материалы и промышленные системы в здравоохранении и образовании.

Технологии третьей волны — природоподобные технологии, первые попытки геоинжиниринга, работы на уровне квантовой механики, а также связанные с генетическими изменениями, которые будут набирать массовый характер в горизонте между 2025 и 2030 годом.

Разберемся, какие же следствия повлекут все изменения, такие как климат, технологический прогресс, трансформация экономических отношений по декарбонизации. Безусловно, в социальном устройстве общества возникнут новые элементы этики, различные модели работы с новыми ценностями. В итоге еще до 2035 года возникнут элементы нового уклада, которые будут обладать набором технологий, опирающихся на новые ценностные системы, связанные с соответствующими политиками в области суверенитета. Проще говоря, политики ругаются, технологи спорят, температура растет, а технологические энтузиасты создают первые пилотные прорывные проекты, которые закладывают основные элементы будущей структуры мира, в которой мы проживем ближайшие 100 лет.

После 2035 года в первую очередь возникнут соглашения, регламентирующие использование океана и космоса, а на горизонте 2050 года закономерно произойдет тотальный пересмотр модели прав человека. Нынешняя модель, которая сложилась 70 лет назад, будет перестроена в иную — связанную с правом на доступ к чистому воздуху и еде, на обладание и доступ к территории.

Важно сознавать, что новая политика — это практически всегда новые налоги. По мере того как экологическая проблематика будет обостряться, появятся инструменты запретительного регулирования (налоги), и их база будет расширена на все отрасли источников СО. Например, на сельское хозяйство, что вызовет трансформации в ценообразовании и потреблении. Иначе говоря, вполне вероятно, мы будем вынуждены платить налоги на мясо и молоко и у нас появится совершенно другое отношение к животноводству.

В результате мы научимся все процессы и продукты пересчитывать в температурно-углеродном эквиваленте. Данная система измерений и оценки распространится на все сферы жизни, и это серьезная эволюционная трансформация. При отсутствии технологических паттернов для новой этики каждая новая концепция создаст отраслевой стандарт на долгие годы, например, если мы спроектировали первый неуглеродный город, то эта модель останется в веках и ее начнут тиражировать. То же самое произойдет с разными вещами, системами и процессами — неуглеродный университет, декарбонизированная система управления регионов, системы здравоохранения, полностью регенеративный технопарк, региональная экономика.

Отдельно стоит отметить проблемы, относящиеся к Мировому океану. При росте температуры уже в довольно ближнем горизонте можно ожидать изменений, связанных с загрязнением океана, а также геохимических изменений. Начинают зацветать прибрежные районы. Первые примеры в легкой форме наблюдались в 2020 году на Камчатке, в более тяжелом варианте это происходит прямо сейчас — в Мраморное море у берегов Турции. В результате данных процессов возникает угроза утраты биоразнообразия. Эти катаклизмы спровоцируют значительные миграционные перемещения из южных регионов в Северное полушарие. Через несколько лет возникнет вопрос о том, сколько мигрантов готовы принять, например, в Новгородской области, на какое количество населения хватит ресурсов — воды, электричества и всего остального. Это вопросы, которыми необходимо озаботиться уже сегодня.

Что мы можем предпринять как страна с точки зрения адаптации к меняющемуся миру?

Во-первых, подготовить дублирование и автономизацию инфраструктуры. Это подразумевает: разработку технологий, обеспечивающих максимальную автономность среды обитания — технологии регенерации воды, воздуха и пищи; развитие инфраструктурных хабов по всей системе расселения и вдоль транспортных путей; реализацию безэмиссионных энергетических технологий — водородной и атомной энергетики, осуществление энергетической независимости на уровне отдельных поселков и городов.

Выводы

Нам придется перестать думать о процессах в экономических терминах. Нам необходимо оцифровать и автоматизировать процессы воспроизводства, а ценностью числить окружающую среду и биологическое разнообразие. Нам предстоит переосмыслить, сколько стоит наша вода и наше биоразно­образие, какова стоимость нетронутых «экологических банков» Камчатки, Алтая, Северного Кавказа и Карелии. Именно в этом главное богатство XXI века, а не в том, сколько золотовалютных запасов лежит в Центральном банке. Это совсем другая идеология, когда рост ВВП связан с ценностью экосистем.

Наступает время регенеративной экономики — экономики достаточности самореализации, когда потребительские потребности сменяются потребностями в стабилизации.

Нам придется понять, что существуют не только индивидуальные права, права нации и государства, но есть еще и глобальные права людей как человеческого рода и права планеты как живой системы. Конфигурация этих источников прав будет требовать другого отношения на уровне культуры общества. Нам придется пересобрать образовательную систему и отказаться от сугубо индустриальных моделей университетов и школ. Также необходимо коренным образом трансформировать отношение человека к своему здоровью, здоровью общества и экосистемы в целом.

Будущее наступает прямо сейчас. Давайте построим его вместе. Мы видим угрозы и готовы к развитию, поэтому способны и компетентны избежать катастроф.

Эссе «Технология или экология: глобальные вызовы». Некрасов

10 мин.

Трехтомник «Генплан-70» об Институте Генплана Москвы

Внимательный взгляд в прошлое, правдивая картина настоящего, смелые планы
на будущее.